Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Московский государственный театр эстрады. Часть 1

Московский государственный театр эстрады

Московский государственный театр эстрады По своей живости, по возможности отвечать немедленно на злободневные события, по своей политической заостренности эстрада имеет больше преимуществ перед театром, кино, серьезной литературой.
А. Луначарский

О нем давно и много думали.
О нем говорили, появление его на свет ждали.
И вот он родился!
Московский театр эстрады!

«По одному тому, как горячо откликнулись на это событие зрители, с каким интересом вошли они в гостеприимно раскрытые двери молодого театра, можно судить, насколько своевременным и нужным явилось его создание» — так 36 лет назад писала «Московская правда», отмечая пополнение в семье московских театров.

Новый театр получил здание на пл. Маяковского. Когда-то здесь был ресторан «Алькадар», затем работал Театр сатиры. В этом здании свои первые спектакли играли молодые создатели «Современника».

А тогда, в памятном июне 1954 года, этот дом стал долгожданным Театром эстрады.

Создателем его была группа ведущих артистов московской эстрады во главе с народным артистом РСФСР Н. П. Смирновым-Сокольским.

Вспоминая те времена, В. Ардов писал: «Николай Павлович не только был автором первой программы, участником и постановщиком спектакля. Задолго до премьеры автор-артист положил много энергии и сил, чтобы привести помещение в приемлемый вид... ей-богу же, без Смирнова-Сокольского и смета театра, и его штаты, и его внутренние помещения не обрели бы необходимых кондиций».

Николай Павлович всегда мечтал о театре, в котором можно было бы ставить театрализованные эстрадные представления. Он умел собирать вокруг себя артистов, художников, авторов.

Московский государственный театр эстрады Театр открылся эстрадным спектаклем «Его день рождения» по сценарию Смирнова-Сокольского. Авторами сцен и интермедий были В. Масс, М. Червинский, В. Дыховичный, М. Слободской, В. Поляков, Б. Ласкин, М. Костюковский, Я. Зискинд. В спектакле звучала музыка М. Блантера, А. Долуханяна, А. Цфасмана, Н. Минха, Д. Ашкенази. Режиссерами спектакля были А. Конников и Ф. Каверин. Руководил постановкой Н. П. Смирнов-Сокольский.

Этот спектакль, можно сказать, блистал «любимцами публики» и, естественно, представлял огромный интерес для широкой аудитории. В нем выступали М. Миронова, А. Менакер, Л. Миров и М. Новицкий, М. Гаркави, Г. Дудник, Р. Калачева, М. Птицын, М. Озолиня, сестры Шмелевы, братья Васютинские, И. Набатов.

Большое место в программе занимал фельетон-обозрение Н. Смирнова-Сокольского «Путешествие на Олимп» в исполнении автора. Фельетон отличала острая сатирическая направленность. Артист высмеивал «творцов», стремящихся «перегоголить» Гоголя и «пересалтыковить» Щедрина. Обращаясь к памятнику В. Маяковского, он выражал надежду артистов эстрады, что их театр сумеет стать достойным соседом великого поэта.

Как отмечали рецензенты, одним из самых ярких моментов представления было исполнение М. Мироновой и А. Менакером песенки М. Блантера на стихи В. Масса и М. Червинского, посвященной дню рождения театра.

«Малыш лежит в коляске,
Еще он очень мал.
Как материнской ласки,
Он ваших ждет похвал.

Но будьте начеку,
Чтоб от похвал и песен
Не превратился в плесень,
Не превратился в плесень
Любимый наш малыш...»

Московский государственный театр эстрады И, как предчувствовали авторы этой доброй песенки, «критические тучки, пинки и нахлобучки» не обошли первое детище Театра эстрады. Рецензии того времени позволяют оценить полярность мнений критиков. Так, журнал «Огонек» писал: «В первой программе «Его день рождения» приняли участие многие мастера эстрады. Но театру, к сожалению, не удалось создать цельное, яркое представление - оно оказалось собранием неравноценных номеров». Журнал поддерживала "Литературная газета", рецензент которой считал, что "первый спектакль Театра эстрады — больше парад, чем эстрадное представление... Очень много сил потрачено на обрамление, а плоть и кровь программы - номер, за немногими исключениями, остался в небрежении".

Но думается, что публика, которая «валом валила» в театр, была солидарна с оценкой «Советской культуры»: «Взрывы смеха, аплодисменты, то и дело вспыхивающие в зале, убеждают, что многое из показанного находит отклик у зрителя, что новый театр располагает творческими силами для создания содержательных и ярких представлений на жизненные, нужные темы действительности».

Одной из особенностей нового театра было отсутствие постоянной труппы. Программы и спектакли создавались силами артистов Всероссийского
гастрольного концертного объединения и Мосэстрады. В них участвовали также артисты союзных республик и зарубежные гастролеры.

Работа театра с первых дней его существования планировалась так, чтобы предоставить возможность выступить в столице гастрольным эстрадным коллективам. Это были радостные для москвичей встречи с Ленинградским театром миниатюр под руководством А. Райкина, оркестрами Л. Утесова, О. Лундстрема, Б. Ренского, Э. Рознера, выступлениями Ю. Тимошенко и Е. Березина.

Театр эстрады гордится тем, что на его сцене начал свою жизнь Театр двух актеров — М. Мироновой и А. Менакера.

В феврале 1961 года Н. П. Смирнов-Сокольский перерезал алую ленточку во второй раз — Театр эстрады переехал на Берсеневскую набережную, где живет и работает по сей день.

Московский государственный театр эстрады В новой программе театра «Приглашаем на новоселье» участвовали: К. И. Шульженко, И. С. Козловский, М. В. Миронова и А. С. Менакер, Р. В.Зеленая, Аф. Белов, А. И. Шуров и Н. Н. Рыкунин. Вели программу известные московские конферансье Б. С. Брунов и Э. 3. Радов. Дирижировал оркестром Н. Минх. Открывая представление, Н. П. Смирнов-Сокольский сказал: «Спасибо! От души! От сердца! Мы, артисты советской эстрады, великолепно понимаем, что в условиях Москвы это новое наше помещение можно гордо назвать Дворцом Советской Эстрады. И мы так же хорошо понимаем, что дворцы в Москве не раздаются направо и налево и что это не только признание всей прошлой работы артистов советской эстрады, но и огромный аванс за будущие достижения...»

Когда сейчас вспоминают Смирнова-Сокольского, вспоминают не только
артиста, автора, режиссера и даже не только создателя театра и общественного деятеля. Он вошел в нашу отечественную культуру как выдающийся собиратель книг, как автор замечательных статей о старинной русской книге и ряда литературоведческих трудов.

Смирнов-Сокольский был натурой необычайно мощной и одаренной. Все грани его дарований были одинаково прекрасны.

Его жена и друг Софья Близниковская вспоминает:

«Николай Павлович вышел из низов народных. Общее образование у него оборвалось на последних классах коммерческого училища, но зато была всепоглощающая тяга к знаниям, напористость, пытливость, изумляющая всех страсть к чтению, самообразованию.

Он был истинным энтузиастом искусства эстрады и сражался за него до последних дней жизни.

Московский государственный театр эстрады Ругали в ту пору эстраду все, кому не лень. Сокольский был неутомим, отвоевывая для эстрады достойное, равноправное положение в семье других искусств.

Путем многолетней охоты за книгами собралась его библиотека. «Приходили» к нему книги, разумеется, далеко не случайно. В итоге долгих поисков им были собраны почти все прижизненные издания А. С. Пушкина. «По цепной реакции», как он говорил, пришло в его библиотеку все окружение Пушкина — тут и Жуковский, и Баратынский, и Гоголь, и Крылов, и Дельвиг, и в чудесном виде издававшаяся Пушкиным и Дельвигом «Литературная газета», и Веневитинов, и Рылеев, и Кюхельбекер, и многие другие писатели пушкинской поры. Все книги в первых прижизненных изданиях.

Н. П. Смирнов-Сокольский был членом Союза писателей СССР. Его перу принадлежат такие издания, как «Книжная лавка А. Ф. Смирдина», к 100-летию со дня смерти издателя-книгопродавца А. Ф. Смирдина, и «В мире книг».

Он успел подготовить книгу «О прижизненных изданиях А. С. Пушкина», рукопись которой он сдал в издательство совсем незадолго до смерти.

Московский государственный театр эстрады



Издавали уже без него и подготовленный им к печати капитальный труд «Русские литературные альманахи и сборники XVIII—XIX веков», в котором описано 1607 редчайших альманахов и сборников.

Он был не только собирателем и исследователем книг — он был еще и поэтом книги. «Истинный книголюб, — говорил он, — интересуется не только содержанием книги (кто спорит, что это на первом месте), но и самой книгой, как она переплетена, как напечатана, как иллюстрирована. Книга — это оркестр, все инструменты в котором должны звучать гармонично, чтобы ни один не сфальшивил».

Собиратель книг, готовый ринуться за ними «хоть на край света».

Неутомимый исследователь прошлого, жадно впитывающий и пропагандирующий настоящее. Снайпер острого слова и в жизни и на эстраде, хваливший и ругавший громко, без оглядки, что называется, «невзирая на лица».

Таким был Смирнов-Сокольский. Часто Николай Павлович говорил, что мечтает «устроить» свои книги в Библиотеку имени В. И. Ленина, или, как ласково он называл ее, «Ленинку».

Сейчас его библиотека хранится там, в мемориальном зале артиста, писателя, библиофила».

Московский государственный театр эстрады Н. П. Смирнов-Сокольский умер в январе 1962 года. Известный поэт Н. Асеев написал стихотворение, посвященное его памяти, стихотворение, в котором с удивительной точностью воссоздал облик этого замечательного артиста и человека:

«Еще живет он предо мной,
Веселый и бесстрашный,
И вот уж скрыт в груди земной,
Безмолвный и бесстрастный.
Он книжник был без лишних слов,
Азартный и суровый,
За книгой он спешить готов,
Как бы на голос зова.
Он был такой любитель книг,
Какого нет второго:
Едва услышит «редкость» — вмиг
Спешит забрать с полслова.
Летит в жару и холода,
Через туман и вьюгу,
Где книга светит, как звезда,
Как на свиданье к другу.
Он собирал не книжный хлам,
Не деньги, не брильянты,—
Соорудил для книг он храм.
Где дремлют фолианты.
Он с них не только пыль сдувал,
Московский государственный театр эстрады и не себя он славил,—
Он их любил, он их читал,
Он список их оставил.
Нет, не простой он человек,
Оценкой был он выше;
Он девятнадцатый свой век
Собрал в гостях под крышей.

С. Б. Львовым-Анохиным актеры создавали и свой следующий спектакль "Номер в отеле» по пьесе Н. Саймона, Г. Горина и Н. Ильиной. Текст песен был написан М. Львовским, музыка Я. Френкеля, костюмы В. Зайцева.

«Спектакль состоит из четырех миниатюр,— писал Николай Кривенко. — Историй разных: нелепых и трогательных, грустных и наивных. Но все они, в конечном итоге, рассказывают об одном — о трагически не сложившихся судьбах людей, о несбывшихся мечтах и надеждах, о том, как мучительно одинок и неустроен человек.

Что же, выходит, веселые эстрадные актеры Миронова и Менакер играют невеселый спектакль? Отнюдь нет. В том-то и дело, что, рассказывая о вещах горьких и грустных, артисты остаются верны комедийной природе своего дарования, иронический юмор, острая сатира пронизывают каждую из четырех рассказанных историй...»

Этот спектакль был последним в афише Театра двух актеров. Он прошел 68 раз.
Театр Мироновой и Менакера сложился и получил известность в начале 50-х годов. Их театр — целиком эстраден. Эстрадна его природа, происхождение, репертуар, отбор выразительных средств.

27 января 1986 года театральная общественность Масквы на сцене Московского театра эстрады отметила 60-летие творческой деятельности народной артистки РСФСР М. В. Мироновой.

В этот вечер состоялся большой концерт, в котором приняли участие Л. Зыкина, Е. Петросян, Г. Хазанов, Б. Брунов, И. Кобзон, Т. Шмыга, А. Миронов, М. Державин, А. Ширвиндт, Л. Голубкина и другие. Режиссером-постановщиком этой программы был Андрей Миронов. Сбор от концерта был перечислен в Фонд мира.

Московский государственный театр эстрады Не раз на этом торжестве произносилось имя Александра Семеновича Менакера...

"Наш дуэт назывался «Мария Миронова - Александр Менакер», но это несправедливо, — обратилась к зрителям Мария Владимировна. — Имя Менакера должно стоять на первом месте. Именно он был главой и творческим руководителем нашего дуэта. Когда эстрадный актер предоставлен сам себе, ему просто не выплыть из этого огромного моря под названием «эстрада». Он там затеряется, если нет человека, который подскажет, поможет, покажет. Таким человеком и был для меня Александр Менакер, режиссер, партнер, друг.

45 лет продолжалось наше сотрудничество. и все, что я сделала на эстраде, - придумал он".

«Спокойно жить мы никогда не могли. И за всю свою жизнь этому так и не научились.

Равнодушие - худший человеческий порок. И актерам, да еще работающим в сатирическом жанре, быть равнодушным невозможно».
А. С. Менакер.

Среди эстрадных жанров конферанс специалисты выделяют как самый молодой.

В России возникновение конферанса относят к началу XX века и связывают с именем артиста МХАТа и хозяина "Летучей мыши" Никиты Балиева; почти одновременно с ним в Петербурге в жанре конферанса блистал в «Кривом зеркале» Константин Гибшман.

К одному из первых создателей конферанса в России принадрелит и Алексей Григорьевич Алексеев. Он «начал» в Одессе в 1915 году. Последний раз на сцену Алексею Григорьевичу, возраст которого приближался к столетию, довелось выйти на сцене Театра эстрады. Это было в программе «Профессия — конферансье». Встреча осталась в памяти зрителей.

Алексей Григорьевич был высоко-интеллигентным человеком, окончившим юридический факультет университета, владеющим иностранными языками. Он был не только замечательным, остроумным конферансье, обладающим вкусом и тактом, но и одаренным режиссером и литератором.

Много интересных спектаклей он поставил, будучи главным режиссером Московского театра оперетты, Театра миниатюр, Театра сатиры, Ленинградского академического Малого оперного театра. Он ставил большие спектакли для музыкальных коллективов Леонида Утесова и Виктора Кнушевицкого.

Алексей Григорьевич писал пьесы, сценарии... его замечательная книга «Серьезное и смешное» — это страницы истории русской эстрады, рассказ о своем времени, об искусстве конферансье, о выдающихся деятелях культуры, с которыми сводила его судьба. Последняя глава книги «Шутить, и век шутить» — является завещанием Мастера своим молодым коллегам, собратьям по жанру.

Михаил Наумович Гаркави был среди тех, кто участвовал в открытии Театра эстрады в 1954 году.

Гаркави считал себя учеником Алексеева. Он пришел в эстраду, «побывав» студентом московского университета и артистом МХАТа, который показался «чересчур серьезным» для его чувства юмора и импровизационного дара.

В маленьком театре-кабаре «Не рыдай» Гаркави впервые вышел на сцену в роли конферансье.

Гаркави был личностью неповторимой. Почти всегда он работал без заранее заготовленного текста. Он был жизнерадостен и непосредствен, охотно обыгрывал свою нескладность и чрезмерную полноту, которая, однако, не мешала ему легко двигаться на сцене и даже танцевать.

Михаил Наумович любил вызывать зрителя на разговор, экспромтом отвечать на вопросы, на записки, и делал это весело и занимательно. Долгие годы он считался лучшим конферансье, и никто не мог с ним тягаться.

А. Менакер, вспоминая о Гаркави, писал: «Гаркави был удивительно легким человеком — в буквальном и переносном смысле слова. Постоянно бодр и весел, его никто никогда не видел унылым. Зрителей и товарищей он всегда старался зажечь. Когда этот громоздкий человек выходил на сцену со своей неизменной обаятельной улыбкой, вы чувствовали, что он сам получает от этого удовольствие.

Гаркави выходил на сцену и сразу же становился ее полновластным хозяином. Мы выступали во множестве концертов, с самыми разными конферансье, но честное слово, ни с кем не было так приятно встречаться, как с Гаркави.

С ним рядом всегда было легко — Гаркави объявит как надо и скажет об актере самое важное, поэтом/ за кулисами всегда было спокойно и весело».

Заслуженный артист РСФСР Михаил Наумович Гаркави был в числе первых артистов, выехавших на фронт, и последних, с него вернувшихся. Вместе с Советской Армией прошел он фронтовые пути от Львова до Сталинграда и от Сталинграда до Берлина, дав бесчисленное количество концертов.

На груди у артиста эстрады Гаркави была весьма редкая для работников искусства награда — боевой орден Отечественной войны I степени.
Открытие в Москве Театра эстрады совпало с 25-летием оркестра под руководством Л. О. Утесова.

«Серебряная свадьба» — юбилейная программа — была целиком посвящена этой дате. В I отделении исполнялась «возрожденная» к событию пьеса Н. Эрдмана и В. Масса «Музыкальный магазин»; II отделение начиналось «Юбилейной фантазии» В. Людвиковского и продолжалось своеобразные отчетом Л. О. Утесова перед зрителем, т. е. исполнением песен его репертуара.

Большой зрительский интерес вызвала и следующая, показанная на сцене Театра эстрады программа «Только для друзей», она была насыщена музыкой тех зарубежных стран, где побывал воображаемый Утесовым корабль, который завершал свое путешествие возвращением в родную Одессу и исполнением песни М. Табачникова «У Черного моря». Программа «Только для друзей» художественным решением была очень близка к легендарному теперь периоду теа-джаза довоенных лет, а постановку ее вместе с Леонидом Осиповичем осуществил режиссер Московского театра эстрады А. Конников. В последующие годы в афише этого театра значились такие утесовские программы, как «Песня — наш спутник», где помимо с блеском исполненных оркестром инструментальных пьес прозвучал цикл «Песни простых людей» в исполнении Л. О. Утесова, который продемонстрировал свое блестящее актерское мастерство в ролях, старого одесского шарманщика, салонного куплетиста и капельмейстера духового оркестра.

Следующая программа «Тридцать лет спустя» открылась оркестровым произведением В. Старостина «Советские композиторы». Следует сказать, что роль оркестра в этой программе была более значительной, чем в предыдущих. Музыканты исполняли произведения Дебюсси, Прокофьева, Шостаковича, Гершвина.

Рецензируя эту программу, доктор искусствоведения Ю. Д. Дмитриев писал: «Великолепен оркестр Утесова. Этому квалифицированному ансамблю доступны самые трудные произведения, и не только специфически джазовые, но и симфонические».

Немалая заслуга в достижениях оркестра его дирижера В. Старостина, предложившего для этой программы ряд интересных оркестровых решений.

Роль Утесова и его оркестра в становлении советской музыкальной эстрады необычайно велика. Именно этот творческий коллектив показал возможности театрализованного джаза на нашей сцене, возможности синтеза эксцентрики, драматических приемов, музыки и слова.

В большие концертные программы утесовского оркестра входили песни, миниатюры, сложный конферанс, акробатические и хореографические номера.

Оркестр Утесова — содружество блестящих виртуозов-музыкантов — вошел в историю нашего искусства как флагман советской музыкальной эстрады.

«Тремя вещами я горжусь в своей жизни,— говорил Л. Утесов,— тем, что первым начал читать советские рассказы на эстраде, что придумал театрализованный джаз, что первым начал петь советские лирические песни».

Эдит Леонидовна Утесова проработала в оркестре отца 17 лет. Впервые на сцену она вышла в 1936 году в спектакле «Темное пятно», поставленном Л. Утесовым по пьесе немецких драматургов Г. Кадлерберга и Р. Пресбера, где исполнила роль Мэри.

Эдит Утесова закончила драматическую студию, руководимую Р. Н. Симоновым. Обладая незаурядными музыкальными способностями и драматическим дарованием, она занимала в творческой работе оркестра значительное место, с успехом исполняя лирико-комедийные песенки и сценки, дуэты с отцом.

Сейчас, слушая ее пластинки, нельзя не признать ее артистического дара и ярко выраженной артистической индивидуальности.



Продолжение: часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100