Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Период исканий и "классики" в театре. Часть 7

В сезон 1927 — 28 года: "Доходное место" Островского (реж. К. П. Хохлов, худ. В. А. Щуко) и "Горе от ума" (реж. К. П. Хохлов, худ. И. М. Рабинович).

Если к числу новых постановок классических пьес присоединить классические пьесы возобновляемые и уже имевшиеся в основном репертуаре театра ("Маскарад" Лермонтова, "Дон Жуан" Мольера, "Коварство и любовь" Шиллера, "Безумный день или Женитьба Фигаро" Бомарше, "Плоды просвещения" и "Живой труп" Л. Толстого, "Свадьба Кречинского" и "Смерть Тарелкина" Сухово-Кобылина. "Бедность не порок", "Грех да беда", "Гроза" Островского, "Смерть Иоанна Грозного" А. Толстого, "Идиот" инсценировка романа Достоевского и др.), то количественный перевес классических пьес в репертуарном плане Академического театра не вызывает сомнений.

Резко выраженная в вопросах репертуарной политики тенденция постановки классических пьес в практической деятельности определяла линию поведения театра. Классические пьесы рассматривались не только как совершенные образцы драматургической литературы, по сравнению с которыми оценивалась любая из пьес современной драматургии, поставленная на рассмотрение художественного совета, но и как материал, могущий перевоспитать актера и видоизменить основные принципы его мастерства и сценической техники. Классический репертуар, по мнению художественного руководства театра, должен был развивать, углублять и расширять сценические возможности актеров. При этом руководителями театра забывалось, что классический репертуар не однообразен по своей идеологической целеустремленности и своему материалу, и что предъявлять к актеру требование "уметь не только играть современные и бытовые пьесы, но и трагедии" — может привести к поверхностному сценическому разнобою.

Положение осложнялось еще одним обстоятельством. Актерские сценические навыки Александринского театра менее всего соответствовали традициям, создавшимся на сценическом истолковании образцов мирового репертуара. Они были преимущественно приемами актерской игры, салонной комедии и бытовой драмы, унаследованными от прежнего репертуара Александринского театра (В. Крылов, Потехин, Потапенко, Рышков, Леонид Андреев). Реальные возможности труппы Александринского театра к началу реформы находились в противоречии с большинством заданий, возлагаемых на ее плечи художественным руководством. Это несоответствие в практической деятельности театра при постановке классических пьес сообщало спектаклям характер своеобразной академической вялости, где подлинный трагический пафос нередко заменялся мелодраматическими приемами.

К началу реформы нового художественного руководства, Академический театр драмы даже утратил сценическую технику исполнения пьес Островского. За четыре дня до празднования в театре 100-летия со дня рождения Островского, 13-го апреля 1923 года, была поставлена в юбилей артистки Чижевской драма "Грех да беда на кого не живет", вызвавшая исполненный негодованием и злой иронией отзыв покойного Кугеля (журнал "Жизнь Искусства", 1923 г. № 15 стр. 2 — 3), ревностного почитателя Островского и одного из лучших знатоков его сценических традиций.



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100