Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Февраль и Октябрь в театре. Часть 23

Никаких особых проблем и никаких особых, даже философски-религиозных, вопросов драма Айзмана сама по себе не поднимала. Эти вопросы и эти проблемы всплыли вокруг нее, исходя из реакционной части Александринской труппы, которая и тут усмотрела опасность большевистской "заразы". Но, как известно, в свое время даже мирный российский вольтерьянец казался извергом естества и атеистическим ниспровергателем житейских устоев. Точно также и пьеса Айзмана, вся острота которой давно уже испарилась вместе с ушедшим в далекое прошлое девятьсот восьмым годом, казалась и могла казаться некоторым верхом религиозного свободомыслия. Во всяком случае, "Светлый бог" Айзмана возбудил в труппе большие споры, которые пришлось перенести даже на суд и на экспертизу присяжных богословов, признавших возможность его постановки на сцену, как отнюдь не содержащем в себе ни богохульства, не оскорбления религиозного сознания. Однако и эта компетентная по своему инстанция оказалась недостаточной для разрешения вопроса, принимавшего уже вполне анекдотические формы, так как суеверные актеры отказывались брать на себя исполнение некоторых ролей, а не менее суеверные режиссеры бросали репетиции, опасаясь, надо полагать, страшной "божественной" кары. С своей стороны и руководство театра начало побаиваться возможных и нежелательных осложнений. Интеллигентская робость, особо любопытная тем, что вопрос шел о постановке пьесы отнюдь не большевистского автора, чуть-чуть не сорвала всей затеи. С большими трудностями спектакль родился на свет во вторую годовщину Октябрьской революции и после первого же представления был снят со сцены, как явно религиозное, и пропагандирующее мистицизм, произведение. Такова была своеобразная диалектика этого репертуарного эпизода, в котором сплелись и ханжеская набожность одних, и все та же идеологическая и политическая дезориентированность других и одинаковая, в общем, в обоих лагерях удаленность от подлинных и волнующих интересов боевой и подлинной проблемной действительности.

В том же самом сезоне 1918—1920 года, когда был поставлен "Светлый бог", на Александринской сцене появилось и "На дне" Горького. Еще ранее, в сезоне 1918—1919 гг. были поставлены "Мещане". Спектакль "На дне" копировал собою известную постановку Московского Художественного театра, давно уже ставшую в данном случае неким художественным каноном. До того времени Горький не появлялся на Александринской сцене, и факт постановки его двух наиболее известных драматических произведений свидетельствовал о наличии "демократических" тенденций у руководства труппы. В этом же сезоне появилась, правда, эпизодически, всего один раз в качестве специальной постановки к международному женскому дню комедия В. Шишкова "Мужичек", отличавшаяся явно кулацкой установкой, но одно время ходившая в репертуаре различных, главным образом, передвижных трупп в качестве едва ли не первой пьесы, дающей картину быта и настроений советской деревни.



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100