Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Февраль и Октябрь в театре. Часть 11

Через несколько дней "избранник" был отстранен от дел, и т. Луначарский обратился к театрам со следующим письмом:

"Мы не требуем от вас никаких присяг, никаких заявлений в преданности и повиновении. Вы — свободные граждане, свободные художники, и никто не посягает на вашу свободу. Но в стране есть теперь новый хозяин — трудовой народ. Трудовой народ не может поддерживать государственные театры, если у него не будет уверенности в том, что они существуют не для развлечения бар, а для удовлетворения великой культурной нужды трудового населения. Поэтому демократия должна сговориться с артистами. Этот сговор в высшей степени возможен".

Ясная и точная формулировка вопроса несколько разрыхлила почву в среде актерского коллектива гостеатров.

Мариинский театр в этом отношении оказался, в известном смысле, передовиком и первый рискнул встретиться с Наркомом, выслушав его обстоятельный доклад о перспективах советского театрального строительства и закончив эту встречу апплодисментами и овацией. "Лед недоверия и вражды был сломан", пишет один из участников этого собрания, отражая, вероятно, мнение довольно значительной его части.

Александринский театр, однако, упорствовал. Реакционная верхушка его труппы представительствовала от его лица, а актерская демократия еще не сорганизовалась и не успела по настоящему усвоить себе необходимость новой и соответствующей интересам дела ориентации. Приведенное нами выше письмо т. Луначарского вызвало следующий ответ Александринцев:

"Мы прекрасно понимаем необходимость урегулирования отношений артистов и работников государственных театров с государством. Но вступить в переговоры о таком урегулировании мы можем только с той властью, которая получила свои полномочия от всероссийского учредительного собрания. Потому, хотя гражданин Луначарский и именует себя "доверенным лицом трудовой демократии", мы считаем возможным вступить с ним в сношения только после того, как учредительное собрание облечет его своим доверием".

Опираясь на такого рода настроения, Батюшков решил не выходить из поединка. В необходимости придать своим действиям в полной мере авторитетный и общественно-оправданный характер, он в конце декабря 1917 года издал положение об организации "верховного" совета, который должен был бы взять на себя функции управления гостеатрами. Однако, эта затея провалилась. Провалилась она прежде всего в Мариинском театре, провалилась она потом и в Александринском театре. Между тем, т. Луначарский направил Батюшкову последнее решительное письмо:

"Я даю вам срок в 24 часа. Вели вы не пришлете мне за это время категорическое заявление о том, что вы подчиняетесь моему распоряжению, сдаете должность и очищаете занимаемую вами квартиру в трехдневный срок, что вы отказываетесь от дальнейшей интриги с каким-то высшим советом, то я обращусь в военно-следственную комиссию с просьбой немедленно арестовать вас, как чиновника, не подчиняющегося революционной власти и противодействующего ей.



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100