Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Февраль и Октябрь в театре. Часть 8

Приближались Октябрьские дни. Накануне их, на Александринской сцене прошла премьера "Смерть Тарелкина" Сухово-Кобылина. Вечером 25 октября петроградский буржуазный обыватель мирно смотрел трогательную мелодраму Щепкиной-Куперник "Флавия Тессини", в то время как "Аврора" наводила свои орудия на Зимний Дворец, и высаживала на гранитную невскую набережную отряды кронштадтских матросов.

Утром, временного правительства и представлявшейся им буржуазной власти, уже не существовало. Петроград стал советским городом. На улицах города пестрели, расклеенные по стенам, приказы и воззвания Военно - Революционного Комитета.

Александринский театр с "Флавией Тессини" вошел в новую, необычайную революционную эпоху и, прежде всего, столкнулся с новым хозяином и новым администратором — театральной комиссией Петросовета — который назначил комиссаром по охране государственных и частных театров режиссера Малого театра М. Н. Муравьева.

Александринский театр, так легко свыкшийся с режимом временного правительства, сразу же столкнулся и столкнулся враждебно с представителем новой власти. Особое возмущение значительной части труппы вызвало выпущенное последним воззвание, в котором содержались следующие непривычные строки: "приняв на себя в тяжелые дни, переживаемые государством, ответственность за сохранение государственных и частных театров, предлагаю всем находящимся на службе в государственных театрах и конторе, как занимающим ответственные посты, так и артистам и артисткам трупп и служебному персоналу, оставаться на своих местах, дабы не разрушать деятельности театров. Всякое уклонение от выполнения своих обязанностей будет считаться противодействием новой власти и повлечет за собой заслуженную кару".

Муравьевский документ стал той последней каплей, которая вызвала уже накопившуюся, против "захватчиков власти", контрреволюционную энергию. Александринский театр в этом отношении шел в ногу со всем буржуазным фронтом и в частности с той буржуазной интеллигенцией, которая, в эти первые дни установления Советской Власти, начинала осуществлять уже тактику саботажа. Каждая канцелярия, каждое учреждение, каждая буржуазная организация представляла собой в те дни своеобразный "комитет спасения родины и революции" вроде того, что заседал в петроградской городской думе, предполагая, что он может вершить судьбами и родины и революции. Таким же комитетом общественного спасения почувствовала себя большая часть труппы Александринского театра.

На бурном общем собрании 28 октября значительное большинство говоривших, из которых кое-кто впоследствии оказался в рядах белой эмиграции, выступило с резким протестом против письма Муравьева и предложило прекратить спектакли в виде демонстрации против "незаконной, захватнической" власти.

Единичные голоса, призывавшие к выполнению своих профессиональных обязанностей и к необходимости если не сотрудничества, то известной лояльности по отношению к новой власти, не могли, конечно, помешать принятию следующей примечательной резолюции:



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100