Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху крушения монархии (1905-1917). Часть 43

Буржуазная интеллигенция не очень жаловала Александринский театр, хотя несомненно в петербургских условиях это была лучшая драматическая сцена столицы, имевшая в своем распоряжении действительно первоклассные артистические силы. Только в последние, перед революцией, годы наметилась какая то связь между литературными кругами и Александринским театром, и стали делаться попытки использовать Александринскую сцену для постановки пьес не только присяжных драматургов, но и поэтов и писателей.

Но независимо от художественной ценности шедших на Александринской сцене пьес, они в своей совокупности ярко отражали кризис буржуазной морали, неблагополучие буржуазного мировоззрения. Правда, тематика комедий и драм преимущественно вращалась в сфере любовных и брачных отношений, но и любовь, и семья, и брак трактовались, как устои, тронутые тлением. Какая то беспочвенность объединяет между собой драматургию самых различных авторов, различных и по калибру своего дарования, и по мастерству. Русская жизнь рисовалась буржуазному драматургу в чертах самых неприглядных. Ложь, фальшь, политический и деловой авантюризм, отсутствие элементарной честности, грубость нравов, пережитки закорузлого быта, — все это в изобилии проходило на Александринской сцене, но нигде эта критика буржуазного быта не подымалась до сатирических высот и горького обличения. Явление исследовалось поверхностно, показывались только симптомы болезни, о самой же болезни боялись говорить вслух. Вместе с тем отсутствовала и настоящая поэтическая глубина. Авторы научились сочинять пьесы, подгоняли их под определенных актеров, но у них не было ни настоящего поэтического воодушевления, ни оригинальности и свежести замысла. Когда Александринский театр ставил пьесы Чехова, то это было скорее актом вежливости, чем потребностью души. Недаром в свое время провалилась здесь непонятая и освистанная "Чайка", недаром и шедшие в последующие годы пьесы Чехова не оставляли глубокого следа в жизни Александринской сцены.

У Александринского театра, правда был литературно-театральный комитет, где сидели профессора и литераторы, но этот ученый ареопаг, когда дело доходило до живой театральной практики, являлся типично оппортунистическим учреждением. Они думали только о том, чтобы снабдить театр 6-8 нужными для сезона премьерами и гнались за количественным, а не качественным выполнением плана. Своего драматурга у Алексадринского театра не было. Выли поставщики драматических сочинений, которые знали, как написать пьесу так, чтобы она пришлась по вкусу и влиятельным актерам и той публике, которая составляла главный контингент Александринского потребителя. Немудрено, поэтому, что всякий раз, когда заходила речь о повышении уровня Александринского репертуара, все лекаря и медики говорили только об одном: ставьте классиков. Руководство Александринского театра было, в сущности, обезличенным. Поэтому находился ли во главе труппы Карпов или, Гнедич, Котляревский или снова Карпов, — дело от этого в основном не менялось. Проводились известные мероприятия, но эти мероприятия были всегда полумерами, всегда ремонтом, и никогда реконструкцией.



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100