Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху крушения монархии (1905-1917). Часть 40

Новинками сезона 1916—1917 явились пьесы Мережковского "Романтики", Чулкова "Невеста", Щепкиной-Куперник "Флавия Тессини", Сумбатова "Ночной туман" и Шпажинского "Мертвый узел". К ним в конце года добавились французская комедия "Бабушка" и пьеса о Достоевском Леонида Андреева — "Милые призраки". Возобновили также с новым составом исполнителей "Месяц в деревне" и "Плоды просвещения".

Новинки — "Флавия Тессини" Щепкиной-Куперник и "Ночной Туман" Сумбатова были теми обычными Александринскими пьесами, которые Александринский театр играл на протяжении многих десятков лет только с поправкой на время действия. Щепкина-Куперник написала пьесу о театральных людях также, как перед этим она написала пьесу о театральных же людях, "Кулисы". В "Ночном тумане" Сумбатова действовал на сцене знаменитый писатель Острогин, с которым случались весьма драматические любовные перипетии.

А. Р. Кугель в 1-м номере своего журнала "Театр и искусство" на 1917 год писал: "Вот минул год 1916, что можно об нем сказать? Время измеряется впечатлениями, а какие же были за год впечатления. Скудость театрального итога поразительна". И далее анализируя причины этого оскудения он бросает следующие знаменательные слова: "Нужно чтобы пришла не только новая публика для созерцания и восприятия, а новая публика для творчества, т. е. нужно то, что можно выразить старым метким Боборыкинским словечком — нужны "омоложение общества, перестрой его, изменение его напластований"... Сейчас оскудение потому что мы накануне самоопределения новой демократии, новых общественных и народных слоев... Сейчас в искусстве, подобно промотавшимся кутилам, мы "переписываем векселя". Такова была эта необычная статья накануне года свержения самодержавия и революции Октября.

Последней императорской премьерой Александринского театра был "Маскарад" Лермонтова. Постановка этой пьесы была решена еще в сезон 1910—1911, но прошло целых 6 лет, пока Мейерхольд и Головин довели до конца эту громадную работу. Медленный темп подготовительных работ не прошел бесследно. Спектакль "Маскарад" был завершением идей условного театра на его традиционалистском этапе. Это был своего рода генеральный бой, который только потому не оказался мостом в будущее, что это будущее находилось в руках нового молодого класса, который выдвинул новую систему идей, новое пролетарское мировоззрение, и для которого "Маскарад" был культурным наследством, но не программным выступлением. То, что это культурное наследство было признано ценным, доказали последующие годы, когда "Маскарад" стал одним, из наиболее посещаемых, ленинградским зрителем, спектаклей.

Задачей Мейерхольда, как режиссера было вскрыть в "Маскараде" особую атмосферу романтизма 30-х годов. Отсюда на передний план выдвинулась фигура Неизвестного — по Мейерхольду — главное действующее лицо драмы, в чьих руках сосредоточиваются все нити интриги против Арбенина. Это повлекло за собой переростание драмы любви и ревности в иной динамический план. На сцене вскрылись как бы самые первоосновы Лермонтовского мировоззрения, сгущенные черты русского байронизма.



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100