Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху крушения монархии (1905-1917). Часть 35

После дебюта Сологуба в Александринский театр стати поступать пьесы ряда писателей-символистов. Таким образом за годы войны прошли "Зеленое кольцо" Гиппиус, "Романтики" Мережковского и "Невеста" Чулкова. Кроме того у Андреева взяли: "Тот, кто получает пощечины" и "Милые призраки". Но ни одно из этих произведений не могло сравняться по успеху с обычными театральными опусами присяжных драматургических поставщиков. Неуспех был впрочем понятен, ибо в сценической форме не показывались, а доказывались те пли иные идеи, которые были близки и интересны литераторам-драматургам. Но так как сценическое письмо их было лишено динамики, то и впечатление, эти представления с литературным налетом, оставляли слабое.

Для Александринского театра постановка "Зеленого кольца" имела то принципиальное значение, что в нем впервые встретились для совместной работы Мейерхольд и Савина. Встреча эта оказалась настолько удачной, что заговорили о возможном примирении двух лагерей Александринского театра, его режиссуры и старого актерства. Однако, продолжения этот союз не имел, так как вскоре Савина умерла.

Смерть Савиной произошла 8-го сентября 1915 года, а незадолго до этого, в августе, умер Варламов, и еще ранее, в самом начале того же 1915-го года умерла Стрельская. Эти актеры и по своему дарованию и по своему мастерству были различны, но они принадлежали к той блестящей плеяде великих старых Александринцев, без которых Александринский театр терял какое то свое специфическое отличие.

Стрельская прослужила в Александринском театре почти 6о лет. Ее называли "бабушкой", она была неизменной исполнительницей всевозможных добродушных и хлопотливых старух, начиная от пьес Островского, и кончая современными произведениями. Режиссер Евреинов написал специально для нее одноактную пьесу "Бабушка", где она должна была играть самую себя. Дарование Стрельской было наивным и радостным. Стрельская казалась олицетворением стародавнего театра, лишенного всяких раздумий и сомнений, театра, своими корнями уходящего или в водевиль пли в ту бытовую комедию, где жизнь казалась крепкой и устойчивой.

Варламов прослужил на Александринской сцене 40 лет. За это время он переиграл тысячу ролей. Так же, как Стрельская была бабушкой, так Варламов звался в просторечии "Дядей Костей", и его улыбающееся до6родушное лицо стояло под этим наименованием на папиросных коробках. Он был очень популярен, любим и многогранен в своем ярком комизме. Ему была присуща особая грация игры, легкость движения, казалось бы непостижимая для его громадного и тучного тела. Он не был актером, который испещрял тетрадку роли десятками замечаний и отметок. У него была вообще очень плохая память, и он почти всегда шел под суфлера. Но его способность понимать нутром то, что нужно делать, была исключительная. Представитель точного и тонкого мастерства, Давыдов, не раз мечтал о силе варламовского таланта, хотя и сам был ислючительно талантлив. Но Давыдову не хватало непосредственности варламовского обаяния.



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100