Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху крушения монархии (1905-1917). Часть 25

В "Дон-Жуане" Мейерхольд также придумал ряд новых приемов, которые давали бы возможность зрителю лучше надышаться духом эпохи. Для этого он ставил "Дон Жуана" без занавеса и без погружения зрительного зала в темноту во время актов.

Внешнее оформление делал А. Я. Головин, который поместил на месте оркестра просцениум "сумел связать в единое целое Россиевскую архитектуру зрительного зала Александринского театра с живописным порталом, назначение которого состояло в том, чтобы служить рамкой предстоящего театрального зрелиища". Цвет этого портала был согласован с красной обивкой лож, за ним следовал целый ряд ниспадающих и постепенно съуживающихся кулис обильно украшенных театральным золотом и серебром. Проблема локальных декораций была разрешена созданием небольших живописных картин, помещаемых в рамке на заднем плане, причем рамка была завешена задергивающимся гобеленом. Сцена освещалась тремя люстрами, с сотнями восковых свечей и боковыми шандалами, зал же был освещен электричеством. Это соединение двух разных источников света давало совершенно необыкновенный эффект. Были еще и другие новшества, но главной проблемой спектакля оставалась проблема актерской игры. Здесь в основу движений был положен танцевальный ритм, но без того, чтобы актеры превращались в танцоров. Юрьев, игравший ,.Дон Жуана", вполне отвечал заданиям режиссера. Он давал образ полный изящества и красоты, лишенный всякой тяжести философского демонизма, блестящего бездельника и шелопая. А Варламов играл по своему, создавая исключительно сочный образ Сганареля, который не противоречил нисколько всему спектаклю.

"Дон Жуан" вызвал яростные споры. Бенуа называл этот спектакль балетом в Александринке, и считал, что Мейерхольд угостил петербургскую публику тремя часами очень занятных и изящных развлечений. Он называл постановку нарядным балаганом и сожалел, что в трактовке Мейерхольда "Дон-Жуан" потерял философскую глубину.

Кугель негодовал на то, что красота декораций и костюмов заслоняли суть пьесы. По его словам то что показывалось было просто "нечто зрительно-красивое и интересное". Отказывался признать за постановкой "Дон-Жуана" значение подлинного театра и Волконский, считая, что это было торжество обстановки без человека. Причем все те, кто нападали на "Дон-Жуана" противопоставляли ему только что прошедшие на сцене Московского Художественного театра отрывки из романа "Братья Карамазовы". Бенуа называл "Карамазовых" мистерией в русском театре, Волконский считал их победой человека над обстановкой, Кугель говорил, что Художественный театр в этом спектакле был прост, благороден, подвижен и миниатюрен в своих формах. Но публика сразу оценила "Дон-Жуана", и комедия Мольера собирала неизменно полный зал зрителей. К сожалению, шедший в тот же сезон "Гамлет" в постановке Озаровского и декорациях Шервашидзе совершенно не удался и явился одним из самых скучных спектаклей сезона.



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100