Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху реакции (1881-1905). Часть 46

XVIII

Если для большинства артистов Александринского театра было характерно преобладание непосредственного вдохновения над школой, над выучкой, то самым ярким носителем артистических приемов эпохи был К. А. Варламов, огромный талант, неизменный "любимец публики", десятки лет (на Александринскую сцену он поступил в 1875 году) вызывавший взрывы смеха и восторгов в зрительном зале. В лице Варламова игра "нутра" нашла свое высшее выражение. Заучить роль ему стоило великого груза. Памяти у него не было, рассказывает Гнедич. Путем невероятного нал собой усилия ему удавалось удержать в своем мозгу на несколько часов слова. Но ко второму представлению знание это улетучивалось, и он опять повторял фразу за фразой то, что ему подавал суфлер, или импровизировал роль по собственному наитию. Отсутствие культурности и образования много мешало ему, и его "отсебятины" часто бывали грубы и дешевы. Несомненно, что это замечание Гнедича страдает сильным преувеличением, и ряд тогдашних критиков иначе относился к импровизациям Варламова. От природы он был награжден богатыми сценическими данными. Сам Гнедич характеризует его в следующих выражениях: "Высокого роста, полный — что впрочем не мешало его комическому амплуа, — он обладал превосходным голосом, и сердечные ноты, которые он умел извлекать порою, чаровали зал. В сущности, он не столько был комиком, сколько характерным актером. Иногда его игра поднималась до огромной высоты. Таковы были Муромский в "Свадьбе Кречинского", Варравин в "Деле", Вольшинцов в "Месяце в деревне", Вольшов в четвертом акте "Своих людей". Гораздо слабее был он в чисто комических ролях, где бытовые черты покрывались фарсовым гротеском. Всегда, всюду во всех чисто комических ролях он оставался Варламовым. Публика смеялась не Синичкину, не Сганарелю, не Скотинину, — а ее смешил актер Варламов, который был смешон в каждом своем жесте, в каждой гримасе, в каждом повышении и понижении голоса. Варламов подметил все то смешное, что есть в человеческой натуре, и это смешное показывал публике нисколько не стесняясь тем, что он изображал англичанина, итальянца, француза или русского. Он не умел, да и не хотел придавать этим типам национальных черт, он давал им помимо национальности общечеловеческие черты, и при первобытном гриме всегда оставался Варламовым — чудесным, добродушным, веселым Варламовым".

В творчестве Варламова поражает огромный диапазон его таланта. Он играл самые разнообразные роли, которых ему приписывается до тысячи. В "Ежегоднике" за 1900—1901 год перечислено 640 ролей, сыгранных Варламовым. Он был не только комиком, он обладал чарующим лирическим дарованием, умел заставлять не только смеяться, но и плакать. Этим объясняется разнообразие суждений о нем, часто исключающих друг друга. А. Кугель не соглашался с тем, что Варламов был актером на характерные роли.



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100