Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху реакции (1881-1905). Часть 44

Вот почему Коммиссаржевская была для нас не просто великая художница-артистка, но и "символ" — символ бунта против незаслуженных несправедливых страданий "бесправных", "угнетенных". Символ преодоления устоев и традиций, символ тех, кто шел к новому, кто становился в ряды борцов... Не даром звала молодежь Веру Федоровну "солнцем". В ней было действительно много от солнца: беспощадно выжигала она в сердцах пассивность перед несправедливостью страданий и грела тепло, кто рвался в бой за новые формы жизни, за право на выявление своего творчества во всех областях революционного созидания. Вере Федоровне Коммиссаржевской по справедливости принадлежит почетное место среди тех имен, которые способствовали победе революционной идеологии и современного строительства социализма".

Эти слова чрезвычайно любопытны не только потому, что ярко характеризуют отношение революции к Коммиссаржевской, их внутреннее единство. Эти замечания крупной партийки еще более любопытны тем, что определяют отношение революции к Александрийскому театру, который в ее глазах являл театром реакционным, символом консерватизма, театром эксплоатирующих классов. Участие Коммиссаржевской в революционном движении до сих пор мало выяснено, а между тем изучение этого вопроса быть-может пролило бы не мало света на душевную драму этой великой артистки. Коммиссаржевская активно, на практике помогала партии, помогала своим именем тогда, когда необходимо было выручить арестованного, помогала сборам материальных средств при забастовках, или когда опустевшая касса партии мешала работе. "Забастовка за Нарвской или Невской заставой, рассказывает Коллонтай: "Необходимы средства. Устройте концерт под прикрытием благотворительного общества, студенческой организации, или просто дайте своем имя. Девяносто девять процентов театральных знаменитостей в испуге замахали бы руками. За кого вы их принимаете? они против "бунтовщиков"... Вере Федоровне и в голову не приходило "бояться" общения с нами, страшиться ответственности. Для рабочих? Для революционеров? Значит, надо сделать. Разве она сама не была революционеркой на подмостках театра?.."

Само собою разумеется, что не на сцене казенного театра могла найти Коммиссаржевская простор для своего гения, для своих революционных стремлений. Не могла она его найти и в своем собственном театре, в тогдашних модернистских течениях. Великие индивидуалисты конца века больше говорили ее душе, чем старомодный реализм Александрийского театра. Ибсен, Гамсун, Метерлинк, Пшибышевский, Оскар Уайльд, Леонид Андреев — те, кто уводили бунтующего интеллигента в его внутренний мир, противопоставляли мещанству и убогой либеральной общественной мысли напряженную индивидуальную жизнь, богатство душевных переживаний. Коммиссаржевская, революционерка, чувствовала, что и это — "не настоящее".



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100