Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху реакции (1881-1905). Часть 25

Характерно следующее сообщение Бурдина: "сейчас пришел ко мне Павлов и сообщил, что у Александровой, которую он сейчас видел, что у нее идет не "Старое по новому", а "В царстве скуки* Крылова; в первых раз эта пьеса пойдет в бенефис Савиной, а повторится в бенефис у нее. Вот как надо делать дела; этот пройдоха ставит свои пьесы и в Москве и в Петербурге, а сделавшись членом комитета, он будет свой человек в дирекции, — вот пусть и попляшут другие авторы". Еще ужаснее обстояло дело с получением денег. Островский должен был получить гонорар за Петергофские спектакли. Бурдину сказали в конторе, что автор получит их из особых сумм "не от них, а из контроля-, куда и должно обратиться. В контроле сообщают, что Островский "об этих деньгах должен заявить в Петербургскую контору свое требование, а контора это требование перешлет в контроль, который с своей стороны и сделает надлежащее распоряжение". Островский выполняет это требование, но тем не менее в последующих письмах Бурдин сообщает: "О твоих деньгах справлялся у Власова, у них еще ничего не получено, в конторе тоже ничего нет, вероятно застряло в Москве, — поторопи там", а через неделю: "с твоими деньгами за Петергофские спектакли ничего не поделаем. Я справлялся у Погожева, который сказал мне, что он приказал их внести в роспись о получении и просил осведомиться у бухгальтера Больта, тот в свою очередь сказал мне, что не знает, из каких сумм их требовать, хотел навести справки, а ответ даст не ранее Фоминой недели по случаю предстоящих праздников". Но читатель ошибается, если подумает, что к указанному сроку дело с гонораром за Петергофские спектакли наконец благополучно резрешилось. Вот, что писал Бурдин на Фоминой неделе: "О твоих деньгах за Петергофские спектакли решительно нельзя добиться никакого толку, этп деньги должна платить не контора, а дворцовое управление. Из конторы посылают в контроль, а контроль в контору, и дело напоминает сказку о белом бычке".

Таково было положение репертуара и драматургов в изучаемый период.

XI

Переходя от репертуара к вещественному оформлению спектакля, следует отметить, что оно стояло на том же уровне. Не было системы, не было замысла, художественного миросозерцания, которое дает единство и стройность целому. На декорациях и костюмах лежала печать случайности, по традиции пользовались богатыми запасами декораций, которые в свое время приобретались для пьес Островского. И здесь сложился известный шаблон, фантазия художника вносила немного вариации в трафаретное изображение бога-тон или бедной комнаты, сада, леса и т. п. Декорации переходили из одной пьесы в другую так же, как и костюмы.

К этому, как указано выше, присоединялось то обстоятельство, что дирекция, щедрая, когда речь шла о балете, не особенно легко отпускала средства на оформление драмы. Вот в каком виде рисует Гнедич то, что он застал в Александрийском театре в 1900 году при его назначении управляющим труппой: "С внешней стороны и на сцене, и в зрительном зале было далеко не благополучно. Освещение было плохое. Машинные приспособления были эпохи царя Гороха.



Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100