Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху реакции (1881-1905). Часть 7

Пересматривая в настоящее время "Ежегодники императорских театров" с "Обозрениями деятельности" отдельных сцен, не улавливаешь того, что обычно так ярко сказывается в репертуаре театров со сплоченными коллективами, пронизанными определенным мироощущением, органически связанными со своей средой. Такие театры озаряют ярким светом целые полосы в истории общественного сознания. О них трудно сказать, они ли рождают своих драматургов, или драматурги вызывают их к жизни, но здесь репертуар не может быть случайным, он не идет самотеком, театр не может проявить к нему пассивного отношения, он отбирает, заказывает, влияет на драматурга, стимулирует его творчество, между автором и артистами существует органическое сродство, и театр в целом является единым художественным организмом, творческой силой, идеологическим выражением устремлений,породившей его общественной группы. Такую роль сыграл Чехов в истории Московского Художественного театра, таким был Островский для предшествующего периода императорских театров. Этой органической связи между репертуаром и артистическим коллективом Александрийского театра не существовало в конце прошлого и в начале нынешнего века, как не существовало связи между драматургией Александрийского театра и общественно-литературным движением того времени. "Безотрадную картину представляет собою репертуар русской драмы за последнюю четверть XIX века, — писал историк русского театра Б. В. Варнеке: — Громадное большинство даже тех пьес, которые ставились на самых влиятельных сценах того времени, находилось совершенно в стороне от истинной литературы и не имело под собой никакой художественной почвы. Это доказывается между прочим и таким, повидимому, чисто внешним наблюдением. Пьесы таких драматургов, как Островский, Писемский, Тургенев, Алексей Толстой, составляя благодарную пищу для сцены, в то же самое время жили общей жизнью с остальной литературой: они печатались в лучших общелитературных журналах, расходились среди публики в виде книг отдельного издания. Видимо, они составляли также предмет чтения не одних только актеров и действовали на общество путем распространения среди читающей публики. Сообразно с этим они составляли предмет обсуждения обшей литературной критики. Про пьесы драматургов, заполнивших русскую сцену после Островского, этого сказать нельзя: они резко обособились от всей остальной литературы. Между литературой и театром легла глубокая пропасть: создалась особая профессия писателей для театра; их пьесы не появлялись на страницах общих журналов и распространялись в виде только литографированных изданий. В то же самое время они стали известны только зрителям: читателей они не имели совершенно. Сообразно с этим эти пьесы ушли из ведения литературной критики в руки одних только театральных рецензентов. В смысле сценической и драматической техники эти пьесы ничего нового, повторяя давным давно уже пройденные русской драмой "зады"; трудно найти какое-либо драматургическое положение в пьесах этого периода, которое не было замечено в достаточной полноте в пьесах предшествующего периода".




Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100