Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху "либеральных" реформ (1860-1880). Часть 23

Особое внимание начинают привлекать конфликты личности со средою ("Против течения" Крылова — история крепостного музыканта). Светская жизнь провинции и столицы появляется то в сатирическом, то в драматическом разрезе ("Паутина" Мана). Обычный мелодраматический сюжет любви без брака был применен к русским нравам в "Гражданском браке" Чернявского. Быт мелкого чиновничества отражается не только в водевилях, но и в драме ("Подруга жизни"). Наиболее полно этот чиновничий мир дан в "Горе-злосчастьи" Александрова.

Злоупотребления финансистов и денежных воротил даны в "Общем благе" Мана. По мере установления быта стали лакаться пьесы из современной крестьянской жизни, представлявшие, растянутые на несколько действий, жанровые картины ("Выгодное предприятие" Потехина). Купеческий быт и его характеристика находили отклик не только в Островском, но и в Потехине и во многих их продолжателях, гораздо менее талантливых ("Лиза Фомина" Каменской).

Вместе с тем все чаще и чаще дается выход наиболее крайних реакционным течениям и появляется изображение реформы с отрицательной стороны ("Расточитель" Лескова). Выростает мотив взаимоотношений разных классов, например, купечества и дворянства — вопрос о смешанных браках ("Блестящая партия" Дьяченко, "Лакомый кусочек"). Изображение бедных людей и мелкого чиновничества в их параллели с буржуазией показано в "Ошибках молодости" Шеллера. Столкновение старых идей идеалистического дворянства с новыми нигилистическими - дано в "Старом барине" Пальма. Все эти пьесы, помимо интересовавших автора и зрители проблем, демонстрировали длинный ряд современных образов, постепенно составивших постоянные амплуа — маски новой драмы. К восьмидесятым годам возрастает число пьес из светской и полусветской жизни, основанных зачастую на переделках французских оригиналов применительно к бытописанию заманчивой, сомнительной роскоши. Таковы "Мертвая петля" А. Потехина и знаменитый "Ветерок" (под таким заглавием играли на русской сцене "Фру-Фру").

Нет нужды продолжать длинный ряд пьес. Уже перечисленные драмы и комедии достаточно исчерпывающе указывают на самые существенные вопросы, включенные в драматургию. Вместе с ростом этих тем и пьес закреплялся и круг сценических образов, типичных для эпохи — и одновременно круг сценических положений. Оттого постепенно становится все более привычными образы видного бюрократа-взяточника, горемыки — честной и благородной женщины, фигурировавшей то в виде жертвы неравного брака по расчету, то в виде обманутой, соблазненной девушки, дикаря-купчика или помещика, попавшегося в лапы хищницы, образ самой хищницы — нового типа женщины, родившегося в результате денежного ажиотажа, мелкопоместного дворянина, великосветского жуира, принужденного силой денежных соображений на выгодную женитьбу, типы благородного, страдающего отца и такой же благородной матери, нигилистки и нигилиста, скоро исчезнувших н не получивших подробного закрепления.




Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100