Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху "либеральных" реформ (1860-1880). Часть 21

Идеи, которые привносились мелкобуржуазной радикальной интеллигенцией, должны были получить или утверждение на стене, или, напротив, полемический отпор.

Укрепление промышленной буржуазии, рост финансового капитала, введение земских учреждений, реформа суда — явились причиной и следствием этого крушения, а с другой — становились темами, интересующими художника, и проблемами, требующими своего разрешения. Все эти вопросы приходилось ставить в театре. И не только ставить, но и разрешать. Силу этого политического оружия государство великолепно учитывало. Оно не упорствовало больше в запрещении ранее запрещенных цензурой пьес из числа получивших уже классическую известность. Продолжение их запрещения могло играть только отрицательную для правительства роль. Эти классические вещи стали широко доступны, они читались и перечитывались, их исполнение на сцене не могло никого поразить неожиданностью их содержания, скорее выдавало правительству аттестат на либерализм. Непоявление их на сцене более возбуждало зрителя, чем их открытые представления. Но разрешение одних, уже ставших популярными, пьес, наполовину потерявших свой грозный сопровождалось запрещением других. Делая либеральный шаг правительство одновременно усиливало гнет в той же области. Театр был упорен в своей борьбе против радикализма нинилистов и энтузиазма народников. Допуская в свой репертуар мнимо либеральные произведения, театр подавлял их количественно темп сотнями пьес и водевилей, в пестром потоке: которых терялись имена Гоголя и Грибоедова, Островского и Сухово-Кобылина, Тургенева и Шекспира. Поток этих произведений и определял лицо Александрийского театра.

Эти охранительные позиции в театре проводились преимущественно при помощи нового жанра, ранее не игравшего первенствующей роли и не имевшего ведущего значения. Это были — бытовая публицистическая драма и комедия. От условных водевилей, от мелодраматических героев — театр приближался к образам реальной жизни. Это не значит, что реализм, как глубокий показ общественных отношений и психоидеологии образов, победил на сцене. Переход совершался с трудом. Традиции мелодрамы далеко не иссякли. Тем более, что за образец публицистических драм была взята французская драматургия Ожье и Скриба. В русскую жизнь вновь стали переноситься положения французских салонных комедий и конфликты французских драм. Те достижения, которые завоевывал театр в плоскости бытовой драмы, часто ликвидировались той линией салонной драмы, которая шла от французских образцов, и которая на русской почве отнюдь не отличалась глубиной социального анализа. Потому еще долго за образами нечестного администратора и преступного финансового воротилы будут чувствоваться французские буржуа. Еще долго в обманутых мещаночках будут проглядывать Минны и Жанны немецко-французских изделий. Тем не менее поворот почувствовался твердо. Публицистика и быт захватили сцену. Новый жанр торжествовал.




Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100