Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху "либеральных" реформ (1860-1880). Часть 18

Если водевиль в одной своей линии переростал в бытовую комедию, то в другой своей части он направился по линии комедии салонной. По существу, мелодрама и водевиль были оборотными сторонами одной медали. Но как бы ни уводили они зрителя в этот умопостигаемый мир, — он из него вырывался даже в мелодрамах, даже в водевиле, ища отзвуков на современность, и постепенно разрушался гипноз бутафорского театра, все более и более слабый и все менее обладавший соответствующими актерскими силами и мастерством для нужного эффекта. Нужно было найти другие более сильно действующие средства. И нового рода жанр оказался в распоряжении Александринского театра.

Этим средством н явилась оперетта. Ее успех был ошеломляющ. Первой пьесой по числу представлений за 25-тилетие является "Ревизор** (158). Следующими тремя, расположенными между "Ревизором" и "Горем от ума", были "Прекрасная Елена" (124), "Беззаботная" (113) и "Десять невест и ни одного жениха" (110). Сорок два спектакля "Елены" в первый сезон ее постановки (1868—69) были цифрой рекордной, почти легендарной.

Для оперетты приглашались специальные исполнители и на ее постановки не жалели денег. Пяти-шестилетние успехи оперетты представляют один из самых пародоксальных эпизодов в истории русского театра. Оффенбах затмил Грибоедова, а Лекок — Островского. Такой успех не ног не иметь социальных и общественных корней. Подобно своему успеху во Франции, он обозначил во-первых успехи буржуазии, жаждавшей легкого и упоительного торжества после своих побед. Он обозначил во-вторых торжество реакции и намеренное отвлечение внимания зрителя от социальных вопросов, господствовавших в жизни, в новый мир веселья и фантастики. Он обозначил в третьих попытку воздействовать на массы зрителей, подменив притупившееся орудие мелодрамы и водевиля более острым и разнообразным.

Нужно лишь подчеркнуть, что элементы политической сатиры, обращавшие оперетту в сильнейшее политическое орудие во времена Второй Империи на ее родине, были совершенно утеряны на нашей почве. Ни за модернизованными героями "Елены", ни за мифологическими персонажами "Орфея" — зритель Александрийского театра не чувствовал тех образов, против которых были написаны эти оперетты. Да и трудно их было найти на русской почве. Большую и немаловажную роль играли часто формальные удары во классическому наследству. Они не были резким протестом против полумертвого классицизма. Это было легкой насмешкой по адресу ушедших канонических жанров. Оперетта воспринималась преимущественно со стороны ее эмоционального содержания. Внутренно же гораздо более, чем удар канкана по классицизму, играло роль перенесениеустановленных буржуазных отношений на мир богов и классических героев. Дело было не в пародии. Внутренно социально — это было косвенное, а порою совершенно недвусмысленное и лишенное какой-либо двойственности утверждение исконности и неизменности устанавливающихся буржуазных форм.




Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100