Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху "либеральных" реформ (1860-1880). Часть 4

К услугам этих привилегированных слоев оказываются французский театр, итальянская опера и немецкая драма. Эти слои должны были неминуемо иметь свой бескомпромиссный театр, лишенный тех уступок, которые неизбежно делал своему зрителю Александрийский театр. Репертуар французского театра был более свободен и цензура, запрещавшая "Даму с камелиями" для чиновничества из боязни его развращения, легко разрешала эту соблазнительную мелодраму французским актерам для изысканных посетителей их партера. Приобщаясь к новинкам Парижа, следя за типичным французским консервированным мастерством — аристократический зритель как бы насильно удерживал в своей власти то благородное, на его взгляд, искусство, которым владел Каратыгин и которого не имели ни Мартынов, ни вся плеяда даровитых и недаровитых авторов, приспособлявших водевиль о похождениях Жано и Жанетты под приключения титулярных советников и отставных корнетов. Бели не было Каратыгина, то оставался французский театр. Аристократически придворный зритель явно пренебрегал Александрийским театром, предоставляя другим смотреть на смазные сапоги, форменные фраки и разлетайки разночинцев.

Александрийский театр переживал распад своего придворного мастерства. Этот распад обозначился еще в середине николаевского царствования. Линия Мартынова, противопоставлявшая каратыгинскому мастерству новые приемы и новый взгляд на жизнь, была глубоко враждебна всей системе придворного театра. Александрийский театр постепенно теряет свой придворно-аристократический характер. Оставаясь императорским, проводя тенденции государственной власти, — он был предназначен для буржуазии по преимуществу. Он должен был найти единство стремлений буржуазии и позиций государственной власти.

Это диктовало и специфическую форму управления, заставляя находить такую организацию, которая делала бы его удобным проводником избранных идей. Первое, что бросается в глаза — это отсутствие единства труппы, коллективности. В театр была полностью перенесена бюрократическая машина управления. Театр рассматривался не как художественный организм, а как полуканцелярское учреждение. В распоряжении директора и управляющего репертуаром находился не коллектив, объединенный общей творческой волей и единым сценическим языком, а собрание даровитых и недаровитых актеров, очень часто противоречивших друг другу своей манерой сценической игры. Это был один из худших периодов жизни Александрийского театра. Вели нельзя переносить на те годы требования современного театра в плоскости режиссуры, впервые оформившиеся в конце века, то даже той небольшой роли, которую могла выполнять режиссура в 50-х—60-х годах, она не выполняла. Она не была ни толкователем пьесы, ни учителем. Не было и круга лиц, которые отвечали бы за художественное в творческое направление театра. Чиновники управлял художниками, и актеры, пришедшие в театр, чувствовала себя чиновниками. Метод управления быстро искривлял тот внутренний опыт, который наиболее талантливые из актеров приноси с собой из жизни. Они быстро тускнели, теряли свое своеобразие и приспособлялись к господствующему миросозерцанию.




Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100