Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху "либеральных" реформ (1860-1880). Часть 3

Они еще не получили преобладающего значения, но настойчиво поставили вопрос о дальнейшей ревизии сценического направления. Сперва через Мартынова, затем через других актеров эта новизна приемов стала осваиваться Александрийским театром и приспосабливаться к своей цели. При этом происходила совершенно несомненная вульгаризация мартыновских приемов под влиянием господствующей системы театра. Сам Мартынов одиноко подымал водевиль до трагикомедии и искал отдых от бездарного репертуара в немногих произведениях русской классики, которые помогали ему доносить до зрителя свое горькое и пессимистическое мироощущение. Проблема Каратыгин-Мартынов не менее существенна, чем обычно выдвигаемая проблема Каратыгин-Мочалов. Ее разрешение имеет для истории Александрийского театра коренное значение. Противоположение этих имен — противоположение двух различных классовых струй в театре сороковых годов.

Появление Мартынова на сцене было как бы предварением вторжения разночинной интеллигенции. Чем требовательнее был счет, предъявляемый к искусству, тем больше и больше должно было видоизменяться русское сценическое искусство, которое в Петербурге было сосредоточено в императорском придворном театре. Действительно, Александрийский театр занимал парадоксальное положение. Он был единственным хозяином в драме. Иных драматических театров в столице не существовало. Монополия императорских театров препятствовала появлению второго драматического театра. Хаотически неорганизованно возникавшие клубы любительского порядка, конечно, не могли соперничать с Александрийским театром, хотя порою в этих спектаклях участвовали актеры императорской сцены и крупнейшие представители тогдашней провинции. Будучи монополистом, Александрийский театр при своем исключительном и доминирующем положении фактически обслуживал самую разнородную публику и ориентировался на различные слои зрителя. Этим же объясняются многие особенные качества его истории и стиля. Он был вынужден прислушиваться к буржуазии, будучи театром дворянским. Он должен был по своему откликаться на ее ожидания, порою маскируя свои позиции. Единственной платформой, на которой он мог твердо основываться, было признание монархического государства п всей официальной государственности. Но поскольку натиск мелкого чиновничества, купечества, разночинства был очень силен, то Александрийский театр вступил на путь приспособления своего канонического стиля к этим запросам, и его искусство приобретало новые внутренние и формальные черты.

Неизбежно должно было наступить некоторое расслоение зрителя. Зрительный зал Александрийского театра к сороковым годам отличался крайней пестротой. В нем можно было увидеть и журналиста и бюрократа, купца из Апраксина рынка, и мещанина с Песков, и студента, и мелкого чиновника. Нужно было исключительное умение и приспособляемость, чтобы применить их разнородные вкусы к господствующей идеологии. К концу николаевского царствования явно обнаружилось, что этот единственный театр не может быть театром всех классов. Крупное дворянство и аристократия постепенно отходят от него и посещают его только в дни больших спектаклей, предпочитая французскую драму русской комедии и пение Патти и Николини мастерству Самойлова или Павла Васильева.




Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100