Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху крепостничества (1832-1860). Часть 61

Иногда хорошая декорация пропадала, много теряла по вине режиссера. Например, для пьесы Кукольника "Монумент" Федоров написал чудесную декорацию, изображавшую монумент Петра I на Неве с фасадом прежнего здания Сената. — "В третьей картине, наконец, является глазам зрителя момент: но как? Как никогда, ни в какое время дня не бывает виден он на самом деле, т. е. один одинешенек: вокруг монумента пусто, на Неве все неподвижно.

В связи со вхождением в репертуар русских бытовых пьес (дирекция считала, что они не требуют монтировки) и в связи с сокращением расходов по дирекции, заботы о внешней стороне постановки падают с каждым годом. Г. М. Максимов вспоминал, что новая декорация в 40—50-х г.г. в Александрийском театре считалась чуть ли не сверхестественным чудом. Что же касается костюмов, то лишь в высоко-торжественных спектаклях дозволялось иногда отпускать драматическим артистам костюмы из итальянской оперы, но не с перво-сюжетных артистов. А в воспоминаниях А. Ф. Кони читаем: "Бутафория быта недостаточная и бедная, освещение не удовлетворяло всем требованиям сценической постановки. Механические приспособления были довольно примитивные".

Критика с годами стала требовать от театра отражения русской жизни, между тем постановка оставалась рутинной, небрежной. Особенно сказывалось это в постановках крестьянской жизни. Здесь все дышало фальшью, фантастикой, театральным трафаретом, все до такой степени было театрально и натянуто, что по словам А. А. Потехина, человеку, действительно знающему русскую жизнь, русские обычаи, смотря на это безобразие, делалось чрезвычайно больно и грустно.

Из этого краткого обзора мы видим, что отрадные явления в театре мелькали, как незначительные эпизоды, но в целом жизнь театра была безрадостной. Можно сказать, что, как художественный организм, театр в эту эпоху не жил. Были отдельные блестящие актерские таланты, но не было труппы и ансамбля, были не бездарные режиссеры, но не было спектакля, были талантливые декораторы, но не было ни одной законченной художественной постановки, было бесконечное количество пьес. Светлым бликом на безотрадном, мрачном фоне театра было явление таланта Мартынова, сумевшего в половине пятидесятых театр на высоту общественного значения, показавшего впервые громадную силу и роль театра в русской жизни, но, повторяем, это был лишь эпизод, эпизод кратковременный, блеснувший в мраке театра, как метеор, после которого театр окончательно погрузился в спячку, безповоротно обратившись в департамент министерства двора.

Весь девятнадцатый век театр, богатый опытом, талантами и техническим аппаратом, плелся в хвосте русской жизни и русского театра, чураясь всего живого, смелого, всего того, что хотя бы в малейшей мере могло нарушить буржуазное спокойствие.




Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100