Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху крепостничества (1832-1860). Часть 57

Дирекция в конце концов вынуждена была предпринять что либо по этому поводу и в марте 1837 года остановила свой выбор на даровитом И. И. Сосницком, назначив его главным режиссером, при этом ему вменялось в обязанность заниматься как постановкою пьес, так и распределением репетиций и наблюдением при представлениях.

Пребывание его в должности ознаменовалось новой постановкой Гамлета, в переводе или вернее — в переделке Полевого. Постановка эта произвела фурор и надолго сохранилась в репертуаре Александрийского театра. Он сумел убедить Каратыгина, игравшего Гамлета, бросить крик, превосходно смонтировал трагедию, придумал какой-то особый прием для появления и исчезновения тени, который Н. А. Полевой расценивал, как "совершенство сценического очарования".

Обстановка, однако, складывалась видимо неблагоприятно, и в октябре 1837 года Сосницкий, как ни настаивало начальство, чтобы он остался в должности, решил за благо покинуть пост режиссера.

За ним явился молодой московский артист, только что вступивший в труппу театра, Н. И. Куликов. В должности режиссера он оставил самый неприятный след, воспоминания самые безотрадные. На много лет он стал временщиком труппы Александрийского театра, ее деспотом. Он стремился прежде всего быть начальником и всячески старался доказать, что в его руках судьбы всех актеров, а потому особенно отстаивал свои права неограниченной власти в распределении ролей. Самыми грязными и низкими способами он старался унизить актерское и человеческое достоинство небольших актеров, портил и солил крупным актерам, любимцам двора, как бы вымещая на их невинных спинах сноси карьеры, как артиста. Всю работу Куликов валил на своих помощников А. А. Краюшкина, И. И. Руссо и С. П. Алехина. Сам абсолютно ничего не делал, сведя заботы о постановке к нулю.

— Мы уже ничего больше не говорим об ансамбле, о постановке. Мы устали об этом говорить. Все это на сцене Александровского театра обратилось в такую вульгарность, что в русское словаре нет слов для обозначения этой безнадежности,— писал Ф. А. Кони.

Что было при Куликове, легко себе представить хотя бы уже по одному тому, что в "Горе от ума" в сцене вечеринки он развернул целый балетный дивертиссемент, и оркестр исполнял польский и мазурку из "Жизни за царя", а французскую кадриль — из балета "Дева Дуная".

Явившемуся ему на смену режиссеру А. А. Яблочкину досталась окончательно распущенная труппа. Но молодой режиссер, полный самых разнообразных и смелых планов, сумел спаять труппу в художественной работе и даже настроить на новый лад, поставить работу на новые рельсы. Успех Островского — отчасти обязан Яблочкину. Он с удивительной энергией отдался постановке пьес нового драматургами в комедиях "Не в свои сани не садись", "Бедная невеста", "Бедность не порок" развернул бытовые картины, одна другой живее, поразительнее — по правдивости, по верности сценического воплощения.

Когда в декабре 1854 года Яблочкин сбежал в Тифлис в русский театр, на должность режиссера был назначен Е. И. Воронов. Он старался придать роли режиссера центральное место, обратил внимание на серьезную подготовку артистами своих ролей, отобрал от бенефициантов захваченное ими право распределять роли в своих бенефисных спектаклях и настаивал перед дирекцией, чтобы и у авторов было отнято право распределять роли, предлагая оставить за авторами лишь право пожеланий.




Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100