Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху крепостничества (1832-1860). Часть 41

Львова стали считать русским Бомарше. Спектакли обращались в шумную демонстрацию против правительства. Так обрадовался зритель первому серьезному слову. Александр II приказал комедию играть как можно реже и, наконец, она была снята с репертуара. Директор вздумал дать ее на маслянице для поднятия сборов, но царь категорически не разрешил и приказал окончательно снять пьесу с афиши, причем приказано было "выполнить сие без огласки". Для Московского театра пьеса была запрещена совершенно и, когда в 1864 году дирекция московских театров обратилась за разрешением дать на театре пьесу, указывая на то, что она пропущена III-м отделением, одобрена театрально-литературным комитетом и уже напечатана, царь вновь повторил свое запрещение. До такой степени правительство было напугано новою, и неожиданною для него, ролью театра.

Смелое по тем временам течение не восторжествовало, однако, в стенах Александрийского театра, как направление, идущее к строго поставленной цели и при том в ногу с жизнью, с проснувшейся общественностью. Дирекция и цензура, уступая историческому моменту, пошли на вынужденную уступку, но сейчас же постарались вернуть театр на лоно старых традиций, не забывая о том, что театр императорский, что задача его, как органа государственного, находящегося в руках дворянства, — состоит в посильной защите интересов этого класса, еще не сдающего своих позиций.

IV

Что же представляло собою актерство старого Александрийского театра, из какой среды оно пополняло свои кадры, каковы были его быт и экономические условия, что за формы, в которые оно облекало свою работу?

Точка зрения на профессию актера, как на зазорную, не годную для деятельности человека "благородного сословия" продолжала крепко корениться в сознании правящего класса, и попрежнему в поисках хлеба к ней шли представители "подлого сословия", т. е. крепостные. Как труппа Московского Малого театра, так и ядро труппы Александрийского театра состояло из крепостных, отпущенных на волю. Хотя еще в 1824 году дирекция прекратила покупку людей для пополнения актерского штата, но, как исключение, такая купля продолжала практиковаться до конца тридцатых годов.

Театральная школа была главным поставщиком живой силы. В то время она выпускала молодежь в балет и в драму, в оркестры, в декораторы, в машинисты, бутафоры и даже плотники. Обучались в ней дети придворных и театральных служителей, дети актрис, прижитые от почитателей, и редко — дети мещан со стороны. В школе преобладало хореографическое искусство, и почти все должны были обучаться танцам. Не оказавшие способностей отметались в драматический класс, а не проявившие и здесь дарования отдавались на обучение музыкантам, декораторам и машинистам, а за полною непригодностью откомандировывались в разряд плотников. В школе не обращали никакого внимания на драматическую часть, о педагогической стороне драматического класса просто не приходится говорить: учили кое-чему и как-нибудь, — вот вся программа. Общеобразовательные предметы значились только на бумаге. В театр приходили из школы малограмотными, часто едва-едва умея подписать фамилию. Пожалуй, и этому бы не учились, если бы не требовалось расписаться при получении жалованья.




Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100