Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сто лет театру. Театр в эпоху крепостничества (1832-1860). Часть 29

Не менее любопытен другой драматург, сохранивший свое имя в истории Александрийского театра, инвалид 1812 года генерал И. Н. Скобелев, комендант Петропавловской крепости, про которого А. И. Шуберт в своих воспоминаниях рассказывает, что встретившись с Белинским, он сказал: "скоро ли к нам, я для вас тепленький казематик приготовил". Этот николаевский драматург, прошедший по всем ступеням военного звания от солдата до полного генерала, написавший пьесы "Кремнев — русский солдат" и "Сцены в Москве в 1812 году", был творцом типа шовиниста в лице своего героя Кремнева, проповедывающего, что "у наших солдат мысль о собственной славе исчезает в чувстве обязанностей его к богу и государю", что наш русский солдат — лучший из всех солдат.

Пьесы его имели громадный успех, и он каждое представление раскланивался с публикой Александрийского театра. К. А. Полевой передает в своих записях, что Скобелев написал еще замечательную пьесу "Русские в Париже", но она была так "патриотична", что даже напугала Николая, который сказал, что можно надоесть, если твердить одно и тоже.

Однако репертуар Александрийского Театра продолжал развиваться в том же направлении, "твердить одно и тоже", и афиши его украшали пьесы, о характере которых можно судить по одним названиям: "Русская свадьба в исходе XVI столетия", "Русские святки", "Лучшая школа — царская служба", "За богом молитва, за царем служба не пропадают", "Откликнулось сердце царю и отчизне", "Правда — лучший друг царю" и проч., и проч.

Видное место в репертуаре занимал Н. А. Полевой.

Погостивши в жизни своей у всех муз русского Парнаса, он дошел до того, что согрел себе теплое гнездышко у самых неприхотливых русских муз — Талии и Мельпомены, стал драматургом Александрийского театра и "обласканный" на этом поприще Николаем, уже окончательно свернул на дорогу Булгарина.

Также, как и Кукольник, Полевой любил обращаться к прошлому, к истории. "Дедушка русского флота", "Иголкин, купец новгородский", "Параша Сибирячка", "Ермак Тимофеевич", "Костромские леса" — вещи "исторического характера". Но история Полевого полу-анекдотическая, совершенно не похожая на историю, основа которой в памятниках, летописях. Сам Полевой, как мы уже заметили, не серьезно смотрел на свою драматургическую деятельность и признавался, что она — лишь результат его досуга и развлечений между делом и другими литературными занятиями. Критика, отчасти завидовавшая его бешеному успеху, завоеванному без всякого труда, не переставала бранить и поносить его; он же не переставал поставлять для Александрийского театра драму за драмой.

— Браните его, — писал Булгарин, — а что будет, если он замолчит? И, действительно, при абсолютном безрепертуарьи, пьесы Полевого значительно оживляли деятельность Александрийской сцены. Чтобы дать представление о творчестве Полевого, чтобы показать идеологию, принесенную им на александрийскую сцену, самое лучшее будет, если мы приведем один-два характерных отрывка из пьес, особенно гремевших.




Другие части этой главы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61.
Все части книги.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100