Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Чтение в лицах

Санкт-Петербургские ведомости, 12 сентября 2007 года

Евгений Соколинский

Гастроли МХТ им. А. П. Чехова в сентябре становятся доброй традицией.
Правда, на этот раз новые названия на афише («Человек-подушка» и «Примадонны»)
не столь знамениты, как прошлогодние «Гамлет» и «Мертвые души».

Современный ирландский драматург Мартин Мак-Донах до недавнего времени был совсем неизвестен в России – теперь становится любимцем театров. Не успели мы ознакомиться весной в «Балтийском доме» с таллинской версией пьесы «Человек-подушка», как нашему вниманию предлагают мхатовскую премьеру модного режиссера Кирилла Серебренникова.

Можно сказать, это спектакль сплошных обманов. И драматургический метод Мак-Донаха построен на постоянном обмане зрительских ожиданий, и стилистика постановки не совсем соответствует сложившимся представлениям о режиссуре Серебренникова.

На первый взгляд, перед нами разворачивается полицейская история про убийство малолетних детей, но мы так и не узнаем, кто же их убил. Казнят невинного писателя Катуриана, чтобы закрыть дело. Впрочем, закрадывается сомнение, а был ли вообще кто-нибудь убит. По крайней мере одна девочка из «убитых» жива-здорова. И происходило ли на самом деле расследование или автор представил в лицах суд совести Катуриана над его творчеством, признаться, достаточно болезненным?

Похоже, пьеса об ответственности художника за идеи, образы, выпущенные к людям. Идеи смущают незрелые умы и приводят к катастрофам. Эта мысль также опрокидывается финалом. Катуриан готов пожертвовать жизнью, только бы сохранились его ужасные и талантливые рассказы.

В конечном итоге центральной темой пьесы и спектакля оказывается тема детства, причем искалеченного детства, инфантильности сознания взрослых. Наивен не только главный герой (Анатолий Белый), но и его мучители-следователи. Во втором действии детские черты отчетливо проступают в поведении злобного неврастеника Ариэла (Юрий Чурсин), цинично флегматичного Тупольского (Сергей Сосновский). Дети реальные постепенно заполняют сцену и воображаемый мир рассказов Катуриана.

Как ни странно, первоначальная жалость к детям, истязаемым взрослыми, к концу трехчасового представления уступает место известному раздражению. У меня по крайней мере не вызвала сочувствия девочка, решившая во что бы то ни стало доказать свою идентичность Христу – ее играет опытная, хотя и очень юная Лиза Арзамасова. Эта же Лиза изображает спасенную девочку, победоносно утаскивающую за кулисы гигантские мясные туши (по тексту – маленьких поросят). Мальчик, которого перед этим долго пытали садисты-родители, по воле режиссера методично обмакивает в «кровь» головы гипсовых птиц. Ребенок-переросток Михал (Алексей Кравченко), клинический дебил с дряблым лицом-маской – это он вроде бы убил двух детей и предал брата, – тем более не вызывает симпатии.

Традиционную идею охраны счастливого детства ирландский драматург выворачивает наизнанку с помощью фантастической фигуры Человека-подушки. Существо, состоящее из маленьких подушечек, приходит к невинным детям, чтобы предложить им избавиться от будущих страданий, а заодно и жизни. Мудрые дети с благодарностью принимают его предложение. Недальновидным и глупым мы обязаны тому, что этот кошмарный мир все еще существует. А как было бы славно всем умереть в детстве!

Но автор садистичен до конца. Бедный Катуриан, чья кровь так эффектно брызнула на белую кафельную стену, в финале легко вскакивает и высказывает зрителям свою последнюю идею: «слеза ребенка» оправдана – благодаря ей остается жить произведение искусства. Может быть, это самоирония? Я смотрю на портрет Мак-Донаха, напечатанный в программке, и вижу насмешливый взгляд очень умного и даровитого человека, в глазах которого сквозит явный оттенок безумия, присущего его персонажам.

Однако вернемся в зрительный зал. Оправдывает ли «слезу ребенка» непосредственно спектакль Серебренникова? По отношению к тексту «Человека-подушки» дерзкий режиссер проявил бережность, которая ему не свойственна, когда он, засучив рукава, берется за Островского или Бомарше. От Серебренникова прибавлено гораздо больше жестокости, чем это присутствует в пьесе (избиения, заполняющие весь первый акт, кровища, покрывающая младенцев и взрослых), постоянное и, на мой взгляд, не нужное присутствие на сцене Папы и Мамы (Василия и Анжелики Немировичей-Данченко). В остальном постановка представляет собой «грамотное» чтение пьесы в лицах.

Режиссер сугубо условного театра, Серебренников на сей раз оказался в плену иллюстративности. А философская драма-мистификация требовала постоянных жанровых сломов, неожиданных образных решений, резких контрастов. Самое обидное, что исполнитель роли Катуриана, проведя своего героя через все круги ада, не изменился. Периодически утирая кровь с лица, отправив на наших глазах трех человек на тот свет, он выглядел почти спокойным. В таллинском варианте «Человек-подушка» производил впечатление более азартного зрелища, сыгранного нервно, напряженно.

Не исключаю, что воздействие несколько ослаблялось тем, что постановка, предназначенная для малой сцены, в Петербурге исполнялась на большой площадке БДТ. Но все-таки известная холодность, отсутствие непрестанных психологических метаморфоз обусловлены недостатком подробной режиссерской проработки. Правда, и пьеса требует от интерпретатора высшего класса мастерства. Ну да ладно. Спасибо, что показали действительно блестящую пьесу (не братьев Пресняковых) в достойном исполнении.

Вскоре нас ждет еще одна премьера по другой пьесе М. Мак-Донаха. До встречи в Театре им. Ленсовета!

МХТ им. А.П. Чехова - ближайшие представления:


Женитьба 07.12.2019
Мальва 07.12.2019
Сахарный немец 07.12.2019 15.12.2019
Венецианский купец 08.12.2019
Белые ночи 08.12.2019 17.12.2019
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100