Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Сергей Вихарев блеснул стариной

"Коппелия" в Большом театре.


На Новейшей сцене Огромного театра петербургский знаток классического наследия Сергей Вихарев представил "новейшую хореографическую редакцию" древнего балета Лео Делиба "Коппелия". 

"Коппелия" Сергея Вихарева обворожила Москву семь годов назад: руководимый петербуржцем Новосибирский балет отхватил за нее "Золотую маску", оставив на бобах Мариинку с шемякинским "Щелкунчиком" и балетами живого классика Джона Ноймайера. "Коппелия" стала вторым спектаклем, изготовленным государем Вихаревым по записям балетного режиссера Николая Сергеева, заставшего еще Петипа; и споры — подлинник это либо подделка и стоит вообщем реанимировать имперскую классику, довели балетную общественность до точки кипения. С того времени реконструкция балетов стала не только лишь научным, да и коммерческим делом — мода на старину пошла по всему миру, но баталии не утихают и по этот день.

Можно, естественно, изловить постановщиков на неувязках — различий в новосибирской и столичной версиях, изготовленных как бы по одному первоисточнику, не увидеть нельзя. Сибирская балерина накручивала 32 фуэте, а столичной поручено всего 16, при этом на искосок — как в австралийском варианте "Коппелии"; в финале балета сибиряки составляли неподвижную группу, москвичи же отплясывают хороводный галопчик до закрытия занавеса; в Большом начало варианты героини в па-де-де позаимствовано у москвича Александра Горского — оно еще красивее и дозволяет щегольнуть прыжком, а в Новосибирске балерина наслаждалась унылой полечкой петербургского оригинала. Зрителям все эти чисто балетоманские частности знать ни к чему, но здесь дело в принципе: ежели разрешено поменять маленькие детали, тогда позволены и переделки покрупнее — раз новейшие танцы либо мизансцены смотрятся поинтереснее старенькых.

Но Сергей Вихарев, настаивая на нетленной ценности петербургской постановки Мариуса Петипа и Энрико Чекетти, сочинительских вольностей для себя не дозволяет. Мизансцены и танцы в вихаревском спектакле смотрятся довольно старомодно, и как-то верится, что конкретно про их рецензенты столетней давности писали: ""Коппелия" по-прежнему производила воспоминание милого в собственной прелестной наивности балета дальнего прошедшего". Вправду, сюжет про то, как девица Сванильда приревновала собственного жениха Франца к дочери темного старика Коппелиуса, торчащей у окна с книжкой в руках, как просочилась в его дом, чтоб узнать дела с соперницей, а обнаружив, что разлучница всего только заводная куколка, переоделась в ее платьице, одурачила кукольного профессионалы мнимым "оживанием" его изделия, проучила любвеобильного Франца и, полностью удовлетворенная, вышла за него замуж, даже век назад воспринимался не по другому как милая стилизация старины.

А тем паче сейчас: декорации, профессионально воспроизведенные Борисом Каминским по черно-белым фотографиям позапрошлого века, смотрятся очаровательно архаичными. Экзотичны богатые (время от времени — очень богатые и экзотичные) костюмчики художницы Татьяны Ногинской — вообщем, куратор постановки Павел Гершензон объяснил в буклете, что, хотя действие происходит в провинциальном городе на границе Галиции, на самом деле предполагается империя во всем великолепии — хоть Австро-Венгерская, хоть Французская, хоть Русская.

Нельзя огласить, что хореография "Коппелии" впечатляет имперским блеском. В сопоставлении с практически ровесницами — "Спящей кросоткой" либо "Пахитой" — она куда элементарнее: и по композиции, и по лексике. Смотрится так, как будто француз Петипа и итальянец Чекетти лишь начали по кирпичикам ложить то, что позже назовут "российской школой". Вот для вас французская элегантность неторопливых па, а вот — итальянская боевитая резвость.

В постановке Огромного эти контрасты выделены с наглядностью учебного пособия. В первом акте на "Славянских вариациях" Сванильды и ее подруг дирижер Игорь Дронов то замедлял темпы чуток не до полной остановки, то резко взбадривался — но не так, чтоб ножки танцовщиц сверкали, как спицы в колесе. Из высокоскоростного огня в умирающее полымя артистки кидались с прилежностью отличниц: постановщик Вихарев оказался восхитительным преподавателем. Москвичи и ранее гордились своими дамами, отлично выглядевшими в реконструированных "Пирате" и "Пахите", но "Коппелия" востребовала полного самоотречения — государь Вихарев учил их петербургскому произношению. И ведь обучил: кордебалет начал "дышать" ручками, стал различать высочайшее passe от малеханького sur le cou de pied, а в проходном glissade — фиксировать пятую позицию. И самое неописуемое: целая масса народа (не считая неуправляемой Анастасии Меськовой в "Мазурке" и безнадежной Марии Исплатовской, отчего-то выдвинутой в солистки "Чардаша") обучилась pas gala, "ключам" и "веревочке" — которые, вообщем, должна была затвердить еще в 5-ом классе училища.

За границы балетной школы в "Коппелии" вышли только ведущие балерины. Обе — Мария Александрова и Наталья Осипова — пляшут Сванильду замечательно: просто, виртуозно, щеголяя техническими и актерскими плюсами. Но совсем по-разному: балерина Александрова играет со стилем, балерина Осипова разыгрывает сюжет. 1-ая пляшет отчетливее и чище, 2-ая — ярче и непринужденнее. 1-ая изображает приму, изображающую удалую горожанку; 2-ая заразительно проживает любовные перипетии собственной героини. Словом, Мария Александрова постаралась стать петербурженкой, Наталья Осипова осталась чистокровной москвичкой. В чем ее поддержал ее партнер Вячеслав Лопатин, превосходно станцевавший Франца: у данной влюбленной парочки все виртуозности оказались нанизаны на сквозное актерское действие. Кавалер же Марии Александровой вариацию оттанцевал чисто, мимировал в меру, в подходящий момент оказывался в поле зрения собственной дамы, не валил ее на поддержках — и для Руслана Скворцова все это уже достижение.

В отличие от новосибирской "Коппелии" семилетней давности столичная открытием не смотрится — все-же клон. К тому же за истекшие годы публика уже набаловалась балетным антиквариатом — подлинным либо стилизованным. Академически сдержанная постановка петербуржцев принудила почти всех балетоманов со стажем пожалеть о утрате старомосковской версии Александра Горского — демократичной и веселой. Но местного Вихарева для нее не нашлось. Так что спасибо за урок .

Источник: Коммерсант, 16 марта 2009 года.

Билеты в Большой театр - ближайшие представления:


Альцина 19.03.2019
Манон Леско 24.03.2019 23.03.2019
Герой нашего времени 24.03.2019 23.03.2019
Черевички 30.03.2019 29.03.2019
Концерт артистов оркестра 31.03.2019 26.03.2019
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100