Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Как Петька с Катькой Россией правили

Жили-были Петька да Катька. Петька был пьяница, а Катька - блядва. Петька вошел в историю как Петр Великий, а Катька - как Екатерина Алексеевна. И если читатель шокирован такой характеристикой российской императрицы, то отошлем его к предуведомлению, которое Марк Захаров посчитал нужным поместить на программке своего спектакля: артисты-де изредка «используют отдельные выражения ненормативной лексики (в смягченном изложении), считавшиеся, однако, допустимой нормой для шуток в начале XVIII столетия. Дирекция театра желающим их выслушать и заплатившим за это деньги приносит свои извинения».

Последняя фраза составлена в довольно иезуитском духе, но в главном дирекция театра оказывается права: публика действительно желает выслушивать эти рискованные шутки и именно за них платит деньги. Актерам достаточно воскликнуть «Ёпс!», чтобы вызвать смех у зрителей. И сколько раз ни крикнут, - столько раз будут смеяться в зале. «Ёпс» можно было бы ввести в обиход в качестве условной единицы, измеряющей коммерческий успех спектакля. Ленкомовская продукция в этом случае получила бы 1000 ёпсов.

Стараюсь не иронизировать. «Ленком» традиционно видит свою главную задачу в том, чтобы нравиться зрителю, и трудно осуждать его за эту позицию. Шоу маст гоу он, а шут должен веселить. При любой погоде.

На премьере «Шута Балакирева» смеются много, особенно в первом акте, обильно напитанном горинскими остротами и захаровскими трюками. И нравится зрителю не только когда смешно. Приятно, когда коронованные особы ничем не отличаются от нас, подлых, а Сашка Меншиков (Николай Караченцов) запросто говорит императрице: «Кать! Ты чё, мать? Ты кому дала?».

Еще приятно и близко каждому, когда монархи не уступают в умении пить простым смертным, пришедшим на спектакль. Российская история в версии театра принимает неожиданный оборот: большую часть первого акта, действие которого происходит в годы царствования Петра Алексеевича, император всероссийский в прекрасном исполнении Олега Янковского ходит подшофе, то и дело прикладываясь к графину с водкой. Стоит ему помереть, как алкогольную эстафету перенимает матушка Екатерина Алексеевна. Царица (Александра Захарова), простоволосая, с расплывшимися тенями вокруг глаз, едва держится на ногах, а тем временем у покойного императора подрастает внучок Петруша, который одиннадцати лет от роду спьяну палит из ружья во французского посла. Такой спектакль неплохо бы смотрелся во времена горбачевской антиалкогольной кампании, не правда ли?

Впрочем, «Шут Балакирев» -это, конечно, не историческая драма, а нормальная сказка. Где еще, как не в сказке, появиться этому Ивану-дураку, голубоглазо изумляющемуся дворцовым нравам и никогда не лезущему за словом в карман? Иван Балакирев у не отягощенного регалиями актера Сергея Фролова получился и обаятельным, и хитрым, и наивным, - как, собственно, и положено в сказке.

Второй акт «Шута» Григорием Гориным так и не был дописан, и Захаров, говорят, мучился битых два года, стараясь связать разрозненные фрагменты в единое целое. Этот акт и сейчас скроен не слишком ладно, но, может быть, оно и к лучшему. Шуты поневоле перестают шутить и предаются рефлексии. Слово «шут» имело особый, высокий смысл и для Горина, и для Захарова. А во время спектакля иногда казалось, что один хороший шут (Захаров) перекрикивается через наши головы с другим хорошим шутом (Гориным), куда-то уехавшим на время. Эти моменты и были лучшими.

Спектакль не посвящен памяти Григория Горина, и Марк Захаров в программке обращается к нему, как к живому, даже укоряет сердито: «Нельзя было умирать до премьеры!» Мертвецы всегда рядом с нами, - убежден Захаров. Действие спектакля легко переносится на тот свет, где Ваня Балакирев может снова повстречаться с покойным императором. Император трезв, а Ваня грустен. Судя по спектаклю, только на том свете трезвость и становится нормой жизни. Или, точнее, нормой смерти?

В финале шут Балакирев, взяв в руки гобой, играет на нем - долго, грустно и протяжно. Играет не для тех, кому привык по роду службы угождать. Для себя.

Источник: Глеб Ситковский,  Вечерний клуб (18 мая 2001 года).

Билеты в театр Ленком - ближайшие представления:


Вишневый сад 31.01.2020 12.02.2020
Сны господина де Мольера... 01.02.2020 11.03.2020
Американские горки 03.02.2020 13.02.2020
Юнона и Авось 04.02.2020 05.02.2020
ВА-БАНК 06.02.2020 29.03.2020
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100