Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Мадемуазели не тужат

Известия, 11 января 2005 года

Марина Давыдова

В Театре им. Вахтангова поставили очаровательную оперетту Флоримона Эрве "Мадемуазель Нитуш". Очередная страда прославленного московского коллектива на ниве легкого жанра в очередной раз доказала: легкий жанр - это очень трудная штука.

"Мадемуазель Нитуш" - как нежное кремовое пирожное. Одно неловкое движение - и разрушено его хрупкое изящество. Чуть пережмешь - и розочки превратятся в месиво. В новой постановке знаменитой оперетты от розочек могучими усилиями вахтанговцев оставлено жирное место. "Нитуш" идет добрых четыре часа, и эти добрые (скорее все же недобрые) часы спрашиваешь себя: я в театре или где? Владимир Иванов, плодовитый режиссер и, что немаловажно, педагог Щукинского училища, выпустил на вахтанговской сцене много разных спектаклей, и в них всегда чувствовалась некоторая добротность. Скептик скажет: скучноватая добротность. Пусть скучноватая. Но все же добротность, или - так даже точнее - доброкачественность. "Мадемуазель Нитуш" - зрелище злокачественное. Оно сделано по тем же лекалам, по каким у нас нынче вообще навострились изготавливать спектакли, явно путая драматический театр с телевизионной разлюли-малиной, где звезды эстрады водят хороводы "вокруг смеха".

Поскольку Владимир Иванов в постановке разлюли-малин человек явно неопытный, он старается изо всех сил. Так порядочная женщина, оказавшаяся волею обстоятельств в борделе и не понимающая правил поведения в нем, на всякий случай ведет себя еще развязнее, чем опытные обитательницы заведения. Актрисы в его спектакле отчаянно виляют задом, актеры смеются лошадиным смехом, те и другие пучат глаза и чуть что не так - громко кричат. Они твердо усвоили, что смешные шутки могут быть вульгарными, но не учли, что вульгарные бывают несмешными, и когда они не смешны, их вульгарность невыносима. Сценографический антураж спектакля (много голубеньких цветочков на розовом фоне) вполне соответствует его бордельной эстетике.

Надо сразу же сказать, что в Театре Вахтангова есть одна актриса, обладающая такой бронебойной комической энергией, что она хороша всегда - и когда шутит вульгарно, и когда вообще не шутит, а просто стоит на сцене. Это Мария Аронова. Ее зубастенькая, очкастенькая, пришепетывающая, экспансивная и трогательная начальница пансиона "Небесные ласточки" заставит валяться под стулом даже самого жестокосердного зоила. Но Аронова обладает совершенно уникальным комическим даром, и она не в счет. У всех остальных получается или вульгарно и не смешно, или просто не смешно. А у талантливого Владимира Симонова, явно насилующего в этом спектакле свою актерскую природу, получается так скверно, что его хочется искренне пожалеть. Его полковник Жибюс напоминает Скалозуба, сыгранного в провинциальном театре артистом, которого не удалось вовремя спровадить на пенсию.

Но самое удивительное и не подлежащее совсем уж никакому объяснению состоит в том, что в оперетте Эрве почти не звучит музыка самого Эрве (зато вовсю звучит музыка неопознанных французских композиторов), хотя любому здравомыслящему человеку ясно, что именно она и является самым ценным в принятом Театром Вахтангова к постановке произведении. Следующим шагом на этом пути стала бы, скажем, постановка "Травиаты" , в которой почти не звучит музыка Верди, зато добросовестно сохранено либретто. Впрочем, в вахтанговской "Нитуш" либретто тоже не сохранено. Не удовольствовавшись кастрацией музыки, создатели спектакля поспешили переписать и текст, который, конечно, не так жалко, как музыку Эрве, но тоже жалко. Он - при всей своей незатейливости - все же лучше, чем эстрадные шутки про некоего маэстро, засевшего в восьмом ряду, перемежаемые хохмами для капустника в Доме актера. "Я - ласточка" , - восклицает воспитанница монастырского пансиона "Небесные ласточки" Дениза (Нонна Гришаева). И тут же добавляет: "Нет, не то. Я - актриса". Нелепость и неуместность этой остроты состоит еще и в том, что зритель, если он настолько образован, чтобы опознать в словах Денизы реминисценцию из чеховской "Чайки" , вряд ли пожелает четыре часа кряду смотреть эту кое-как спетую и о-го-го как сыгранную комедию, в которой такие мадмуазели и такие месье, что наша Верка Сердючка, если бы не ее исключительная занятость, вполне могла бы преподать им урок хороших манер.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100