Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Круг преткновения

Круг преткновения

"Таланты и поклонники" в Театре имени Маяковского

В московском Театре имени Маяковского состоялась премьера спектакля по пьесе Островского "Таланты и поклонники" в постановке Миндаугаса Карбаускиса — это его дебют в качестве художественного руководителя театра, и интерес театральной общественности к премьере был вполне объясним. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.

Пьеса о сильных и мелких страстях, которыми окружены люди сцены, и о жертвах, на которые приходится идти во имя своего таланта,— объяснимый выбор для дебюта в театре, который пережил революцию и нелегкую смену власти. Как в такой ситуации не переспросить друг друга, ради чего люди борются между собой и совершают отчаянные поступки, кто низменные, а кто возвышенные. "Таланты и поклонники" дают на этот вопрос предсказуемый и очевидный ответ, который — так уж устроен театр, не Театр Маяковского, а театр вообще — требуется твердить с изумляющей посторонних настырностью: ради сцены, ради таланта, который, как сказано у мудрого Островского, есть главное богатство человека.

Ключевой образ спектакля Карбаускиса — поворотный круг сцены, механизм столь же простой, сколь и капризный. Наверное, в спектакле он все-таки приводится в действие кнопкой, но каждый раз, когда сцена должна поехать, кто-то из персонажей с видимым усилием толкает ее ногой — в театре всегда требуется усилие, чтобы все жило и "крутилось". В начале истории молодая актриса Саша Негина робко ступает на вращающуюся дорожку, в конце она едет уверенно и даже подергивает пальцами подол платья, имитируя ветерок. Кто-то с этого круга, как с взлетной полосы, может воспарить, а кто-то ездит по нему всю жизнь без вдохновения, по инерции.

Столь важный круг "вписан" в выразительную декорацию Сергея Бархина — ржавые концентрические полуцилиндры, один из которых ограничивает игровое пространство, а второй, обрезаемый плоской стеной, нависает сверху. Ржавый цвет переходит со стен и на костюмы (художник по костюмам — Наталья Войнова) большинства героев и даже на связки книг. Вообще, быт здесь строго дозирован, его и не может быть много в таком властном пространстве. Но, странное дело, во время спектакля почему-то начинаешь размышлять, какие еще пьесы и тексты можно было бы сыграть в этих замечательных декорациях, и ряд выстраивается весьма интересный, с Чеховым и Достоевским. Видимо, увлекательные мысли приходят оттого, что манера исполнения новых "Талантов и поклонников" входит в конфликт со сценической средой.

Работать с труппой (и, так сказать, над труппой) — одна из важных задач нового худрука. Миндаугас Карбаускис пригласил в "Таланты и поклонники" нескольких народных артистов Театра Маяковского, любимцев публики, в том числе неформальных лидеров прошлогоднего переворота. И правильно сделал — тем более что на главную женскую роль ему пришлось звать актрису со стороны, Ирину Пегову, с которой Карбаускис много работал прежде. Знаменитостей, он, конечно, "почистил" от штампов, но с разной степенью успеха. Если спокойствие и сдержанность Игоря Костолевского привели к тому, что потерлась роль Дулебова, то Михаил Филиппов, играющий уверенного в себе Великатова, с которым в конце уезжает Негина, безусловно, выиграл. Светлана Немоляева начинает роль матери Негиной, Домны Пантелевны, можно сказать, отважно, необычайно сдержанно и даже с иронией, но потом, как говорится, берет свое. Трогательный Ефим Байковский в роли старика Нарокова мог бы так же сыграть эту роль и у другого режиссера. А Расми Джабраилова, с антрепризным буйством изображающего вечно пьяного трагика Громилова, публика наградила такими смачными аплодисментами, как будто она не заметила прихода новых времен и сидит на спектаклях предыдущего худрука, любившего смачные бенефисные выходы.

Почти четырехчасовой спектакль шатает в разные стороны, он то проваливается в долгие, ничем не оправданные паузы, то бодрится какими-то разовыми импульсами, плохо связанными друг с другом. Уже не понимаешь, помогают или мешают делу повторяющиеся аккорды музыки Гедрюса Пускинигиса. В этом прерывистом, неровном движении то и дело теряются смысловые и стилистические скрепы — так что начинаешь сомневаться, а есть ли они вовсе. Ну конечно, самая надежная из них — тема театральной игры, простых и странных превращений: за них отвечает персонаж под названием "человек, служащий в театре", он и круг направляет, и девкой-горничной оборачивается, а в конце вообще становится вестником судьбы, подгоняя отправление поезда, которое кладет конец потерявшему энергию действу.

В таких обстоятельствах у Ирины Пеговой особенно сложная задача. Она должна сыграть решительность, умение пренебречь частностями и человеческими связями ради собственного призвания — должна сыграть внутреннюю силу, даже суровость, решительно, казалось бы, противоречащую ее добродушной, жизнелюбивой фактуре. Готовность идти на все и ни перед чем не останавливаться выражена сильным жестом — предлагая покинутому ею Мелузову (Даниил Спиваковский) отрезать на память прядь ее волос, Негина кладет голову на чемодан, как на плаху. Но в целом роль пока не обрела той силы, которая могла бы поднять весь спектакль. Да и финал, где героиня весело катается по кругу с человеком от театра, сбивает с толку — а ну как сильная натура на поверку оказалась ветреницей и сбежала с начальником поезда.


Коммерсант, 23 января 2012 года
Источник: www.kommersant.ru/doc/1856732
Слава труду

Театр им. Вл. Маяковского - ближайшие представления:


Маэстро 29.05.2019
Плоды просвещения 29.05.2019
Изгнание / Мой друг Фредд Меркьюри 31.05.2019
МЕРТВЫЕ ДУШИ 01.06.2019
Маяковский идет за сахаром 02.06.2019
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100