Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Как не поймать золотую рыбку

Время МН, 30 июня 2000 года
Юлия Бедерова


Как не поймать золотую рыбку

Новая "Русалка" Даргомыжского в Большом театре

Премьера новой постановки "Русалки" Даргомыжского в Большом театре чуть-чуть не успела к купальским празднованиям, зато изрядно оживила русалочью неделю, на которой так именно все и положено - чудеса, волосы, вампуки, мерцания и прочие всевозможные странности.

Кроме этого занимательного обстоятельства, появление последней в этом сезоне оперной премьеры прошло в обстановке мощно циркулирующих слухов о готовящейся смене руководства Большого. Мы уже писали о том, в какой странной, замысловатой позе замерла вся ситуация. И за время, прошедшее с того момента, как обеспокоенность общественности судьбой театра - символа национальной культуры достигла апогея, ничего ровным счетом не изменилось. Более того - премьерная "Русалка" Большого выдержана в таком духе, что прежде всего подтверждает вышесказанное. Впрочем, если быть точнее - эта постановка с удивительной убедительностью показывает, как именно можно что-то менять так, чтобы в итоге особых перемен бы и не случалось.

Очевидно, что Большой уже много десятилетий остается заложником всех мыслимых и немыслимых па, которые танцует государственная идеология. Если сейчас эпоха Владимира Васильева и вправду заканчивается, то стоит вспомнить, с чего она началась - с диковатой, амбициозной и, безусловно, событийной "Хованщины" Мусоргского под управлением Мстислава Ростроповича. Тогда представлялось, что работы в Большом будут вестись в направлении разрыхления намертво окаменевших структур и позиций Большого. Но дальнейшее показало - рыхлить конкретно здесь не намерены. Но некоторые новинки в сферах музыкальной и декораторской мы за это время пронаблюдали. Теперь - под занавес сезона, такого захватывающего в смысле идеологических и концептуальных перемен в самом отечестве, - нам представлена не грандиозность или амбициозность, но скромность. И не факт, что таковая украшает только человека, а театру, особенно тому, который зовется главным, она ни в коем случае не к лицу. Иная скромная, но изящная миниатюра драгоценнее величественной вампуки. Но "Русалка", к сожалению, такой не стала. Жаль, могла бы. Эта очаровательная оперная смесь в романтическом духе, сотканная Даргомыжским аж из трех упоений - европейским искусством, пушкинским текстом и русским фольклором (тут Даргомыжский точно следовал глинкинскому генплану по созданию русской оперы, а Глинка хоть и провозглашал, что, дескать, "музыку сочиняет народ, а мы, композиторы, только ее обрабатываем", но уповал при этом на мастерство европейской школы и всякую ученость), так вот, эта красивейшая волшебная драма могла бы стать простым, но изящным, а потому и драгоценным для театра репертуарным украшением. Но несколько обстоятельств несчастным образом этому помешало.

Главный дирижер Большого театра Марк Эрмлер, на которого возлагалось столько надежд, не сумел справиться с красивой партитурой. Развернутые возвышенные сцены монтевердиевской силы и трогательнейшие хоры а-ля рюс, затейливые каватины и арии мести - все сыгрались на одно лицо. В игре оркестра и его взаимодействии со сценой все раскисло, как "демисезонные" загородные пути. Всякий ехал в общем-то как мог и куда сам намеревался. Радость, если кто вдруг в общей зыби обнаруживал партнера.

Солисты Большого сработали свои партии слишком кондово, чтобы вокальная часть спектакля могла заинтриговать (фальшь Татьяны Ерастовой в роли княгини или смазанная тембральная выразительность Елены Зеленской в роли Наташи - детали, которые в общей картине грубоватой работы оказались даже и непринципиальны).

Режиссер спектакля Михаил Кисляров уже не в первый раз выступает в Большом театре в качестве хореографа. Но впервые совмещает эту работу с оперной режиссурой. "Большая опера с танцами" (жанр, обозначенный на афише самой первой постановки 1859 года) в данном случае стала скорее большим танцем с пением. Скромная разводка персонажей, не только обрамленная хореографическими схемами, но и вписанная в них, смотрелась здесь и вправду не так вопиюще, как это обычно бывает, но от этого все же не стала чем-то принципиально иным.

Последнее - декор. Здесь-то и обнаружилось средоточение странного, но кровно присущего сейчас Большому сочетания любви к традициям и необходимости каких-нибудь перемен. Сценография новой "Русалки" соединила добрую реалистическую традицию и некоторый художественный символизм, снабдив замес ради наличия так называемого современного взгляда еле видимой толикой абстракции. Рецепт, известный из истории: так выглядели тиражные безделушки, украшавшие среднесоветские жилища семидесятых - чеканка, на чеканке девица, косица, водица, неожиданный наклон, странная потерянность и пустота абстракции. Во всем - отчетливость фольклорной традиции и схематизм, почти что символизм, ненавязчиво осовременивающий историю. Так и здесь - традиционная красносолнечная старина, но к ней в придачу сильно отдающий той чеканкой символизм неких кругов - красных, черных, золотых, серебряных (судьбы, власти и т. п., вплоть до подсознательного и бессознательного). Думается, что идея консервации, слегка сбрызнутая ароматом новации, должна, по в сей вероятности, выглядеть именно так.

 

 

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100