Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

И с царем, и с конем

Время MN, 17 декабря 1999 года
Екатерина Бирюкова


И с царем, и с конем

Евгений Светланов наконец поставил «Псковитянку» в Большом театре

Никто и не сомневался, что лучшим в новом проекте Большого театра будет оркестр. В опере про Ивана Грозного и его незаконную дочь, псковскую княжну Ольгу, если кто и был царем — то только музыкальный руководитель постановки Евгений Светланов. И когда дирижировал, и когда, выдержав по завершении оперы долгую паузу, позволил-таки вывести себя под белы ручки на сцену, и когда степенно, в пояс поклонился оркестрантам.

Эпопея с «Псковитянкой» была такой длительной и сложной, что к моменту долгожданной премьеры мало кто не знал, не читал или не слышал всей предыстории: как поссорился из-за нее Евгений Федорович со своим московским оркестром, как безуспешно предлагал Владимир Васильев продирижировать заодно и его «Лебединым озером», какую редкую и трогательную привязанность питает знаменитый маэстро к этой первой, малоизвестной опере Римского-Корсакова.

Светланов дебютировал ею на сцене Большого в двадцатисемилетнем возрасте и ею же решил торжественно завершить свою историю взаимоотношений с Большим театром. Чтобы первая любовь, не ржавея, превратилась в лебединую песнь. Чем так приворожила дирижера эта опера, которую сам композитор переделывал дважды (для постановки выбрана наиболее распространенная третья редакция)? Несмотря на плохо свинченный сюжет Льва Мея, «Псковитянка» обладает несомненным обаянием. Хоть молодой композитор делал ее суровой, народной и речитативной — в духе своего соседа по койке Модеста Мусоргского (Корсинька с Модинькой снимали одну комнату на двоих как раз в тот период, когда один писал «Псковитянку», а другой — «Бориса Годунова») — хороша она прежде всего лирическим восторгами, дивной непосредственностью, красочной оркестровкой, в которой угадывается весь будущий импрессионизм Римского-Корсакова. В продолжительной сцене колокольного звона больше упоения оркестром, чем зловещей выразительности. Грозный царь пропевает свои издевки на вполне ласковый мотивчик, а уж приглашая Ольгу погостить в Москве, и вовсе расцветает пряным Индийским гостем из «Садко».

Оркестр на премьере превзошел сам себя — арфа свежа, валторна не фальшивит, и чувствуется прохладная привольность партитуры. Светланов, выбрав эпические темпы, любовался прозрачным пиано, был велик в кульминациях, и в каждом такте добивался точности и определенности. Но добивался он этого главным образом от оркестра.

С остальным дело обстояло менее благополучно. Пара милых женских хоров и по-светлановски могучий, великолепно выстроенный финал не извиняли несколько неприятно растрепанных массовых сцен, а удачная Мария Гаврилова в заглавной роли (да и та лучше пела на генеральной репетиции) — всех остальных, неудачных, которым, казалось, партии были либо слишком высоки, либо низки. Слушая Грозного в исполнении Вячеслава Почапского, с трудом веришь, что это была одна из легендарных ролей Шаляпина. Минуты радости в основном приходилось ловить между часами пения — в оркестровых проигрышах и интермедиях.

Самым безукоризненным номером оперы оказалась эффектная увертюра, за которой последовали овации и поклоны маэстро. После поклонов, однако, пришлось поднимать занавес — и разглядывать продукцию плодовитого театрального художника Сергея Бархина. Увы, это не самое изысканное зрелище. Неизбывные приземистые терема, плоские дали и фальшивые бревна — все это в конце концов можно принять, если допустить что в такой опере, как «Псковитянка», уместен лишь здоровый консерватизм, а главными доблестями актеров Большого театра являются умение заливисто смеяться, кряжисто садиться, поглаживать бороду и залпом выпивать несуществующую медовуху. В конце концов аплодисменты на премьере сорвали три участника спектакля — Мария Гаврилова, Евгений Светланов и живой конь, декоративно выведенный в сцене царской охоты. Вся эта трогательная и совершенно неестественная экзотика часто себя оправдывает, особенно при выезде театра за рубеж. Очень похожая постановка есть и в Мариинке — только там лошади галопом проносятся, а у нас чинно останавливаются.

Но постепенно — с появлением аляповатого занавеса с колокольчиками, беспомощно юродствующих мимов и колонн патетичных монашек со свечками — стало выясняться, что Бархин и приглашенный самим Светлановым режиссер Иоаким Шароев, оказывается, делают современный условный театр! И даже где-то перекликающийся с политическими реалиями наших дней. Выглядело это не менее дико, чем последовавшая после премьеры со сцены Большого театра куртуазная предвыборная речь Павла Бородина, выразившегося в том смысле, что жаль — опера «Псковитянкой» называется, а не «Москвичкой».

Именно что «Псковитянкой». И прекрасно она обойдется без нашей злободневной пошлости.

 

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100