Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Буря” в хрустальном стакане

Культура, 30 сентября 2010 года
Наталия Каминская ]


В “Et Сetera” сыграли сказку Шекспира
В союзе с Фестивалем “Черешневый лес” московский театр “Et Cetera” представил премьеру шекспировской “Бури”. Спектакль сочиняло знаменитое трио грузинских мастеров: режиссер Роберт Стуруа, художник Георгий Алекси-Месхишвили, композитор Гия Канчели. Впрочем, в “Et Cetera” эта постоянная команда может быть названа квинтетом: добавим артиста и руководителя театра Александра Калягина, а также продюсера Давида Смелянского. И “Шейлок” Шекспира, и “Последняя запись Крэппа” Беккета, идущие в этом театре, – плоды усилий той же пятерки.

Еще один шекспировский спектакль Стуруа, мастера, поставившего, кажется, все пьесы великого Барда, сулит зрителям немало узнаваний: почерк знаком, и было бы странно, если бы на склоне лет прославленный режиссер пустился осваивать новые правила каллиграфии. Он пишет, как слышит: вновь сочиняет театральную притчу, населяя сцену персонажами грустного карнавала. Но что важно и что радует – у режиссера не притупляется слух на время, в котором он живет и продолжает сочинять свои сценические фантазии. Нынешняя “Буря”, обещавшая, если следовать букве оригинала, зрелище часа на четыре, идет без малого два. Однако попробуй упрекнуть театр в оскоплении смысла мудрой, последней и итоговой сказки Вильяма Шекспира, – ничего не получится. В спектакле все сказано. Про что? Более всего про тщетность титанических усилий и хрупкость долгосрочных планов. Про то, как нужны и как красивы бывают сказки, но и они – слабое утешение для того, кто все познал. Знания и умения волшебника Просперо дарят ему, в конечном счете, не сладость от свершившейся мести, а одиночество старого человека. Александр Калягин играет своего Просперо не столько всемогущим, сколько уставшим и настроенным весьма философски. Превращения, которые он совершает, здесь не главное. Главное – вот оно: стол, заваленный любимыми книгами изгнанного герцога Миланского Просперо, давно уже не востребован, волшебник к ним не прикасается. Он или полуспит в своем кресле, или медленно обходит владения и, небрежно взмахнув рукой, творит давно привычные чудеса. Само пространство его обитания напоминает не заброшенный остров, а некий иной свет, возможно, сон, а возможно, и небытие. Сценограф Г.Алекси-Месхишвили и художник по свету Г.Фильштинский – вот они здесь действительно волшебники, ибо театр сильнее и разумнее жизни, и это для Стуруа давно уже не открытие, но норма существования. Белое стерильное пространство обнаруживает дыры в полу и в стенах. По периметру плещутся морские волны. Крохотный пейзаж острова разрастается во всю ширину сцены. Из проемов валит дым, льется ослепительный синий свет. Дух Ариэль – Наталья Благих, озорное и грациозное существо с торчащими вихрами, поющее ангельским голоском и гуттаперчево изгибающееся в прихотливых позах, может запросто спуститься “с неба” или просеменить тонкими ножками по отвесной стене. Чудище Калибан – Владимир Скворцов вылезает из “ямы” в полу и тут же, где придется, заваливается спать.

Здесь волшебным образом меняется свет. Во “мраке” Просперо раскачивает маленький, подвешенный на веревочке кораблик – вот вам и кораблекрушение. Ослепительная вспышка – и компания мерзавцев, выброшенная на берег, застывает во внезапном оцепенении. А на авансцене расположилась изящная батарея похожих на хрустальные сосудов, которые скромно отсвечивают всеми цветами радуги. Они куда более походят на предметы для аперитива, нежели на колбы и реторты для опытов. Как знать – не тут ли содержался источник вдохновения и для великого Барда, и для тех, кто взялся поиграть во всю эту небывалую красоту? Тем более что пьянящего зелья в сосудах осталось всего-то на донышке.

Музыка Гии Канчели и фоновая, и “говорящая” заполняет пространство, в ней искушенное ухо порой ловит знакомые темы из легендарных спектаклей Стуруа “Ричард III”, “Король Лир”… Подобно волшебнику Просперо, авторы спектакля все свое носят с собой.

Просперо – Калягин попытался было провозгласить обвинительные речи трагическим “шекспировским” голосом, но “удар молнии” и его свалил с ног, встав же, волшебник тихо дарует всем прощение. Лучше и убедительнее всего у него звучит сугубо человеческое: “Ариэль!” Так зовет он единственно преданное старику существо, так по-отечески журит его за проказы и капризно пытается удержать при себе родственную душу. Вот поженятся любимая дочка Миранда с сыном Неаполитанского короля, и останется он один-одинешенек. А малютка Ариэль дарит старику на прощание милую коробочку. Тот, польщенный, открывает – и вот, пожалуйста, пудра стреляет в нос, пшик, озорство, ничего материального… Этакая нежная “фига” под занавес. А были ли все эти катаклизмы на заброшенном острове, где мудрый книгочей Просперо бережно хранил мудрые и никому уже не нужные книжки? Или это всего лишь буря в хрустальном стакане, возбудившая воображение театрального человека?

Театр Et Cetera п/р А. Калягина - ближайшие представления:


РЕВИЗОР. ВЕРСИЯ 21.09.2019
451 ПО ФАРЕНГЕЙТУ 01.10.2019
Лодочник 03.10.2019 02.10.2019
Декамерон. Любовь во время чумы 04.10.2019
Новогодняя сказка "Ваня и Крокодил" 06.10.2019
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100