Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Тимур Насиров. Мальчик со шпагой.

Автор: Лена Вестергольм
Источник: «Театральный Петербург»
июль 2002 г.


Очень часто постановки по пьесам Бернарда Шоу на русской сцене смотрятся как исполнение танца живота в тулупе. Другая ментальность. И даже Оскар Уайльд русской душе ближе, чем острые экзерсисы великого насмешника. Его юмор, его рапирные реплики, его форма — все требует и особого стиля, и особой сценической стилистики. Когда непревзойденная Ирина Зарубина играла на сцене Театра комедии «Профессию миссис Уоррен» (пьесу весьма социальную), то играла, говорят, гениально. Но! По-русски. С русским размахом, нашими страстями и переживаниями. Что уж говорить о маленьких пустячках, об изящных театральных штучках.

Но Шоу на русской сцене не забывается. В «приливах-отливах» его драматургии на нашей сцене труднее проследить четкие периоды, как у Чехова, но то, что они есть, — несомненно. На сцене театра «Русская антреприза» имени А.Миронова премьера — «Как он лгал ее мужу...» по одноименной одноактовке. Правда, создатели спектакля — режиссер Тимур Насиров и артисты Мария Лаврова, Кирилл Датешидзе и Андрей Аршинников не стали скрывать своей ментальности и... соединили в одном спектакле двух гениев театра — Бернарда Шоу и Антона Чехова. «Как он лгал ее мужу» и рассказ «От нечего делать». И окантовали один и тот же сюжет тонкой «Интерлюдией» Шоу, намекнув нам, что все действие происходит в театре.

Режиссер Тимур Насиров — создатель известного в Питере (и хорошего) спектакля «Бру-га-га» (на Малой сцене нашего ТЮЗа). Он ставил «Оборванца» и «Трехгрошовку» (со студентами). Он ученик Григория Козлова (Козлов значится и руководителем новой постановки). И еще. Он очень похож на повзрослевшего Гарри Поттера.

— Тимур, кто тебя «втянул» в эту работу? Я знаю, что спектакль в Театре имени Миронова репетировался давно и с другим режиссером...

— Маша Лаврова поговорила с Григорием Козловым, и уже он порекомендовал меня. Мы встретились, поговорили, еще раз встретились, еще раз поговорили и начали репетировать. Сначала история была совсем другая. Чехов в спектакле возник позже. Сперва мы добавили только «Интерлюдию». Это был своеобразный «вход в театр» — вот мы покажем вам представление о том, как пытаются переделать и сломать совсем молодого человека. Собственно, и ломают. В каком-то смысле мне кажется, что это история самого Бернарда Шоу. Нет, так нельзя сказать. Это история человека, который имел какие-то идеалы. И вдруг, буквально в одночасье, все сломалось. В один час человек резко стал взрослым, и с тех пор для него закрыт доступ к нежности, к любви, к идеалам. К надежде. Все это, конечно, в человеке хранится, но теперь он этого никогда никому не покажет. Он стал абсолютно циничным, язвительным человеком. Он стал Бернардом Шоу. Вспомни отношение Шоу к Шекспиру. Ведь любил, нежно любил, но на публике всегда его ругал — говорил, что Шекспир бездарный автор.

А Чехов в спектакль попал как будто случайно. Как-то в разговоре, на репетиции внезапно возникло — стоп, а вот у Чехова в «От нечего делать» ведь про то же самое. И один сюжет (Шоу) вдруг как-то плавно перетек в другой, потому что сама пьеска Шоу прелестная, но маленькая. Это скетч. Она написана абсолютно в разговорном жанре, ее можно было бы играть перед занавесом. Герои изящно болтают, пикируются, но для спектакля этого мало. А Чехов заканчивает, договаривает, все как будто...

— Закругляет?

— Округляет. И потом просто Чехов — он ближе. С этими его фразами — «а любви-то и нет никакой...» Вот Кирилл Леонидович — один из лучших питерских артистов, с огромным потенциалом и репетирует-то, мне кажется, только из-за Чехова.

— А что, любовь есть?

— Она есть. Дело в том, что водевиль в чистом виде у нас не получается, потому что главный герой настолько честный, настолько искренний и каждую ситуацию принимает близко к сердцу.

В этом спектакле будет свое ружье (как у Чехова), механическое пианино, здесь серьезное переплетается с водевильным, нежное с циничным, искренность с розыгрышем. Границы розыгрыша и простодушия иногда кажутся размытыми, потому что над всем главенствует игра — театр.

— Люди живут совершенно нормально, но неискренне. Потому что искреннего человека можно обмануть. Они становятся жертвами, шутами. Быть искренним глупо. Просто глупо. Но это единственное, что делает человека неповторимым. А кругом сплошная ложь: мы говорим «здравствуйте», когда хочется послать к черту. И это кажется нор мальным. А если быть искренним — тогда не получится жизни. Вот странная какая штука. И спастись можно либо как Чехов — все понимать и закрывать глаза, в том числе на жену, либо как Шоу — иронией, язвительностью. А по-другому никак.

Любить тяжело. Но надо. Одной иронией не спасешься. У Тимура Насирова масса замечательных планов, в которых проступает его душа.

— Хочу поставить «Пчелку» Франса.

— А «Гарри Поттера»?

— Да. Но это не сказка. И в нашей литературе тоже есть такая книжка. Она называется «Мальчик со шпагой» Владислава Крапивина. Те же самые конфликты, те же самые герои. Только вместо магов и магглов — всадники и шпаги. И волшебство — совершенно не главное. Важен мир взрослых и детей, справедливость и несправедливость — в том числе и взрослых, и детей... Поэтому «Гарри Поттера» очень хочется поставить, но лучше поставить «Мальчика со шпагой».

Любовь — это «сон упоительный». Ложь — оружие-фокусник, лихо меняющий маски. Измена — лекарство от скуки. Ложь, любовь и измена — вот три вещи, что так беспокоят героев спектакля. Они по-английски изящно играют своими и чужими чувствами, по-русски рвут страсти в клочья, узнают себя в Чехове, и, танцуя под механическое пианино, аккомпанирующее им, как тапер немой «фильме», почему-то утверждают, что весь мир театр. И только щемящая нить оборванной связи длит и длит тихую ноту надежды на Любовь, Взаимность и Верность.
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100