Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Интервью с Александром Ронисом


— Александр, до сих пор вы все-таки играли людей. Каково это — играть эльфа?
А.Ронис - Да я понятия не имел, что там написано, что Пэк — добрый дух и эльф. Мой герой — актер. А текст мой складывался из пяти переводов и либретто оперы Бриттена. Вот так. Вообще этот спектакль интересно смотреть тем, кто читал пьесу Шекспира. Сначала они ее не узнают. А потом поймут, что это и есть самый настоящий Шекспир. Александр Морфов ставит как раз про то, про что Шекспир писал.
— И про что Шекспир писал?
А.Р. - Про корпоративную вечеринку. Там есть хозяин — Тезей, его невеста Ипполита и Филострат, который отвечает за все увеселения. Я сначала появляюсь как Филострат — встречаю гостей, рассказываю им про то, как театр устроен. А потом уже превращаюсь в Пэка.
— Так кто же все-таки этот Пэк?
А.Р. - Тот, кто отвечает за сны. Или за сны наяву. Мне на ум приходит сравнение с фильмом «Небо над Берлином» Вендерса. В спектакле есть нечто вроде летающей тарелки, которая зависает над этим миром. Пэк оказывается на ней, и там-то все самое главное и происходит, а ремесленники внизу думают, что это они всем заправляют, в том числе и вдохновением. Но, если честно, я завидую этим ремесленникам. Это и есть люди, которые приглашены, чтобы поставить спектакль, и очень хотят его поставить. Наш спектакль — история о тех, кто заразился «театральной чумой» и не может избавиться от желания выразить себя на подмостках. На мой взгляд, отличная экспликация театра. Все люди всегда мечтают заглянуть за кулисы, понять, как и из чего делается спектакль, — теперь они это увидят. Александр Морфов дает возможность актерам рассказать об их собственной судьбе, часто смешной, дурацкой, нелепой.
— Кто играет ремесленников?Ремесленники
А.Р. - Ой, там отличные актеры. Режиссера, Пигву, играет Сережа Бызгу. Можно, кстати, сказать, что это спектакль о режиссере. Сергей так талантливо импровизирует, что настоящий режиссер, Морфов, даже иногда теряется. У Бызгу получается образ феллиниевского масштаба. Вы даже себе не представляете, как это смешно, гомерически смешно! Сергей играет человека, который пытается жизнь структурировать, и, естественно, у него ничего не выходит.
— Ваш Пэк ему в этом мешает?
А.Р. - В каком-то смысле. Пэк ведь человек от театра, он давно в нем служит и потому поражен цинизмом и патологически ленив. Поэтому Пэк все путает, и выходит все совсем не так, как было задумано. Но самое интересное, что Пэк в итоге выполняет задание руководства — сделать так, чтобы всем было хорошо. В спектакле все очень тонко простроено. Я думаю, что эта пьеса впервые будет воплощена не как сказка, а как серьезная история.
— Судя по фотографиям с репетиций, зрелище ожидается кровавое.
А.Р. - Вся эта кровь — издевка над сегодняшними законами массовых зрелищ, где кровь, то есть красная краска, льется рекой. А на самом деле кровавый кошмар — это и есть сон. А наутро все просыпаются и все счастливы. У меня же какие слова в конце? Вот такие: «Представьте, будто вы заснули и перед вами сны мелькнули».
— А личная драма у Пэка есть?
А.Р. - Есть. Он очень хочет жить, как все остальные персонажи, но может только наблюдать. Мне кажется, это самая ужасная участь для актера, потому что Пэк — он ведь ни с кем не имеет контакта, кроме Оберона!
— Это грустная история?
А.Р. - Грустная. Но не однозначно, не примитивно грустная. Там все так устроено: человек рассказывает грустную историю, и все покатываются со смеху — вот такая получается постановка. В спектакле будут две основные эмоции — смех и слезы, пока что на свете ничего другого и не придумано.
— Там Пэк героя по имени Основа в осла превращает? Какой актер играет Основу?
А.Р. - Саша Баргман. Это тоже гомерически смешно. И Рита Быкова дико смешная. И Толя Горин. Ремесленники все время вместе и взаимодействуют друг с другом. У них — сотни возможностей веселить публику.
— Это ваша вторая работа с режиссером Морфовым. Что вы можете сказать о нем?
А.Р. - То, что я у этого человека готов хоть фонарный столб изображать. А знаете почему? Потому что у Морфова — постоянно все живое.
— Вы думаете, вы один такое говорите? Отнюдь. Все до одного актеры, которые с ним работают. Как загипнотизированные.
А.Р. - Значит, мы загипнотизированы. У него и фамилия подходящая. Морфов — от «морфий». Или от «Морфей» — сон. И у Шекспира — «Сон». Видите, как все совпадает.

Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100