Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Женский и мужской взгляд на тему Дон Жуана - Елена Симонова и Владимир Богданов


Если в Театре им. В. Ф. Комиссаржевской появляется Александр Морфов, - жди бури. На этот раз режиссер из Болгарии выпустил «ДОН ЖУАНА» Мольера. Пять лет назад поставленный этим режиссером на этой сцене спектакль «Буря» не только взял «Золотую Маску», но и открыл России очень модного ныне в Европе постановщика. В него влюбилась Москва, и Александр Калягин обожает работать с ним в своем театре («Король Убю» тоже обладатель «Золотой Маски»). Так что этот спектакль вызывает естественный интерес не только темой.
Факт остается фактом: во все века этот тип катастрофически притягивал и губил женщин. Но кто этот господин сегодня? Сексуальный маньяк? Заурядный проходимец, каких полно на улицах любого города мира? С позиций классовых есть два непримиримых взгляда на этот феномен: мужской и женский. Посплетничать о вечном любовнике мы решили с Еленой Симоновой и Владимиром Богдановым. Они – опытные партнеры по сцене и кино. Ее только что мы видели в телесериале «Агенство «Золотая пуля», его – в «Империи под ударом», а также – ведущим двух телепрограмм. В «Дон Жуане» она играет деревенскую красотку, он – слугу Дон Жуана. Итак – женский взгляд и мужской на тему Дон Жуана.

Елена Симонова.

- Дон Жуан – мужчина-вамп. Дон Жуан – разрушитель чужих жизней. Зачем он испытывает терпенье Бога? Зачем играет со смертью?
- Конечно, это исключительная личность. Его обаяние и сила таковы. Он ищет себе равного и не находит. Не хочу прежде времени раскрывать тайну замысла. Для Морфова каждый спектакль – это разговор с жизнью, подведение каких-то итогов. Поэтому, конечно, для него Дон Жуан – это философия жизни. Ситуация итога жизни героя. Женщинам всегда нравится мужчина, который знает больше, чем она. Морфов именно такой. Ощущение, что он знает про женщину что-то такое, о чем никто другой даже не догадывается…
- Т.е. сам режиссер является некой сущностью Дон Жуана?
- Безусловно. По-моему, он и ставит спектакль про себя.
- В нем тоже есть загадочная притягательность, тайна?
- В нем есть все. От красоты физической до внутреннего глубочайшего мира, который безумно влечет. И чем больше он с тобой работает, тем больше покоряет. По-моему, практически у всех женщин, которые участвуют в этом спектакле, личная жизнь несколько пошатнулась. Не то, что мы все разом влюбились в режиссера. Просто магия, привнесенная Морфовым в театр, заворожила каждую. Мы без конца о нем говорим. Мужчины, которые рядом с нами вне театра, насторожились, стали задавать ревнивые вопросы, кто такой Морфов и когда вернется в солнечную Болгарию?
- Что же тогда делать мужчинам-актерам на сцене при таком образчике и вдохновителе, который будет стоять за кадром этой истории? Может быть, Морфову надо было играть Дон Жуана самому? Он ведь отличный актер, судя по фильмам с его участием.
- Саша мог бы сыграть эту роль блистательно. Но, думаю, он не ставит перед собой такой задачи. Ему интересно высказаться опосредованно, на другом уровне. Я учусь у Морфова слушать время. Это поразительно современный человек. Я последнее время многому стала учиться у своих детей, у молодежи. Новым веяниям, идеям. Морфов улавливает все новое, но для работы отбирает только важное, знаковое. Он молод, будучи человеком, жизненно опытным, мудрым и прогрессивным. В курсе всех событий – от политики до современных ритмов и мелодий. Человек-космос. Я счастлива, что работаю с ним и безмерно благодарна Виктору Новикову, нашему художественному руководителю, за такую возможность.
- Выходит, режиссер создает в театре особую атмосферу…
- Да. Такой метод его работы. Мы находимся в постоянном общении. Ходим в Эрмитаж, на выставки, отсмотрели массу фильмов, спектаклей, прослушали множество дисков. Мне – зрелой женщине - предложил вдруг роль наивной простушки. Но зачем-то он мне дал ее. Эту тайну мне и надо разгадать. Чувствую себя студенткой. Но это замечательное ощущение. Вроде бы придумали замечательную сцену, сыграли этюд, который всем понравился. Гениально, надо играть! Но Саша вдруг говорит, а давайте попробуем иначе, и мы ломаем найденное… Вариантов в итоге бесконечное множество. И тогда ты открываешь в себе совершенно неожиданные вещи. И понимаешь, как это верно. Вообще-то я актриса непокорная. Но вот приходит человек, и убеждением ломает твои представления.
- Если такая сила в режиссере, может быть, не важно, кто играет Дон Жуана? Все равно будете видеть перед собой режиссера?
- Это не так. Все работает на общую идею. Режиссер ищет свое в каждом из нас, вытаскивая нужные темы, высекая в столкновениях, конфликтах нужные эмоции и мысли. Сейчас мне уже не важно, какую роль играть. Вначале, когда мы входили в спектакль, для моего самолюбия это было серьезное испытание. Но теперь ткань спектакля постепенно уплотняется, на ней уже появляются узоры. Когда-то я считала, не важно, в каком играть спектакле. Главное - достойно сыграть свою роль. Это болезнь роста. В работе с Морфовым я еще раз убедилась, что это заблуждение. В достойном спектакле ты себя начинаешь ощущать достойно. Начинаешь понимать, ради чего ты пошел в эту профессию. Это очень простая и важная вещь: возвращение к истокам, к главному вопросу, для чего? Не просто зарабатывать деньги, а максимально пытаться для себя и для других открыть что-то в коллективном творчестве. Думаю, для каждого из участников спектакля эта работа будет этапной, независимо от результата. Саша – явление, и его работа не может пройти незамеченной.


Владимир Богданов

- Можно по-разному трактовать произведение и героя. Кто-то в Дон Жуане увидит соблазнителя и дамского угодника. Кто-то - непокорную мечущуюся свободолюбивую натуру. Морфов увидел именно такого. Мы с ним согласились, и все вместе работаем в эту сторону. К сожалению, наша театральная школа, т. е. наше постижение ремесла, сильно отличается от того, что нам привез Морфов. Он существует и с нами общается на уровне метафизики. Мы постоянно говорим о сознании и подсознании, метафизической зависимости человека от окружающей среды, от социума… Поэтому работать с Сашей тяжело, но здорово, потому что он будоражит фантазию, заставляет твои немножко заплывшие мозги работать и думать интенсивнее. В конце концов, выходить на сцену мне, а не режиссеру. За базар отвечать мне. Я могу на публике либо облажаться, либо нет. Очень хочется, чтобы все получилось. Ведь это – «ДОН ЖУАН»! Участием в таком спектакле можно хвастаться. Главное, мы готовы понять режиссера.
- О чем будет спектакль?
- О том, как Дон Жуан вдруг расхотел быть Дон Жуаном и оказался перед выбором. Превратиться в нормального человека или нести свое имя и судьбу дальше? Быть или не быть? Наш Дон Жуан, на самом деле, любит одну единственную женщину, и весь его путь к смерти - это поиск женщины, похожей на нее. Он ищет ее всюду, в каждой женщине. И все не то…
- То есть говорить о Дон Жуане – развратнике и обольстителе - не приходится.
- В отношениях с женщинами Дон Жуан на автопилоте. Тут больше инерции, чем желания.
- Однолюб Дон Жуан – это смешно.
- У нас это не смешно. Мы делаем трагикомедию, в которой будет все: от комедии масок до моментов глубокого переживания. Смешение жанров и времен. Например, костюм моего героя не имеет никакого отношения к кринолинам, к веку Мольера. Мой герой, как антипод Дон Жуана, находится в постоянном споре с ним. Поэтому все время записывает какие-то мысли в книжечку, ищет какие-то резоны и доказательства своей правоты.
- Аргументы и факты. А как вам нравится масштаб сценографической идеи Александра Орлова? Двухметровые стулья и стол во всю ширину сцены… Вы не только фехтовальщиками, вы должны стать еще и акробатами, чтобы легко забираться на такую мебель, рядом с которой герои покажутся пигмеями.
- Тут все время настороже. Нужна предельная собранность и точность.
- Твой герой, Сганарель, историю начинает с убийственной характеристики собственного господина, он же историю и заканчивает. Когда Дон Жуан, наконец-то, проваливается, ты крикнешь: «А мое жалованье!» Наконец-то избавился от типа с неустойчивой психикой, который без конца куда-то тебя тащит, заставляет совершать неугодные Небу дела…
- Каковы бы ни были взаимоотношения между слугой и господином, по сути, это самые близкие друг другу люди. Мой герой очень привязан к Дон Жуану. Сганарель его любит и теряет близкого человека. А «жалованье» – лишь прикрышка слез и надрыва души по уходу своего господина. Остался один, никому не нужный, уже не самый молодой.
- Что удерживает Сганареля около Дон Жуана?
- Страх потерять близкого. Страх за своего господина. Кажется, тот сходит с ума. Без причин застрелил человека, изнасиловал собственную жену. Его уже зашкаливает. Он становится непредсказуем. Куда в конце они уходят с Командором? В ад? Или в трактир? Никто не знает.
- «Остапа понесло».
- Кстати, о жаловании. Вы ведь в это время еще где-то зарабатываете на жизнь. Снимаетесь в кино, ведете программы на ТВ.
- Кстати, это наша беда. Морфов может работать до тех пор, пока не упадет. Работает до ночи, и все нипочем. Но нам надо зарабатывать деньги, чтобы прокормить семью. Мне Морфов чем-то напоминает Сокурова, с которым я тоже имел удовольствие работать на съемках фильма «Молох». Он садился с тобой и начинал разговаривать. Час, два, пять часов беседы на тему кино, на тему твоего героя, исторические справки… Он же человек энциклопедического образования. В итоге ты так пропитываешься всем этим, что возникает некая аура. А тут уже и характер, и судьба, и задачи, и предлагаемые обстоятельства. Поначалу я находился в той же панике и не понимал, что происходит, и что мне делать. Борман, герой, которого я сыграл у Сокурова, - загадочная личность. Оказывается, Сокуров об этом много знает, работал в таких архивах, куда только его и пускали. Короче, он нагрузил меня так, что в итоге мы сняли хорошее кино. Морфов – тоже атмосферный режиссер. С прекрасной фантазией и чувством юмора.



"Аргументы и факты"

Дон Жуан
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100