Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Остов Святой Елены

8 декабря 2005 года
Ирина Алпатова

Остов Святой Елены


"Морковка для императора". Театр Антона Чехова
Считается хорошим тоном отметить свой юбилей если уж не бенефисом, то хотя бы новой ролью в премьерном спектакле. Геннадию Хазанову, который год усердно возделывающему драматическую ниву, в этом смысле повезло. В день своего 60-летия он вышел на сцену родного Театра эстрады в роли императора Наполеона в спектакле "Морковка для императора" Театра Антона Чехова, где в качестве режиссера, естественно, выступил неизменный Леонид Трушкин.

В одном из интервью Хазанов признался, что еще в годы учебы ему странным образом предрекали эту роль. Потом он взглянул в Наполеоны в знаменитом фотопроекте Екатерины Рождественской, и тогда об этом заговорил Трушкин. Поэтому артисту ничего не оставалось, как найти нужную пьесу и предложить ее режиссеру. Выбор пал на "Корсиканку" чешского драматурга Иржи Губача - произведение не слишком раскрученное, но все же появлявшееся на московских сценах: ее не столь давно играли в Малом театре, а также в Театре-студии киноактера. Кстати, обычно в Театре Антона Чехова предварительная игра велась по другим правилам: Трушкин сам определял, чем ему заниматься, а Хазанов соглашался с уже готовым назначением на роль. Признаться, его работы в этом коллективе были в основных чертах похожи друг на друга, хотя отнюдь не лишены профессионализма и темперамента.

Трушкина вкупе с Хазановым зачастую судили по законам, не ими самими над собой поставленным. Тем более что начинал режиссер, 15 с лишним лет назад создавший первый в современной России частный театр, достаточно красиво - с чеховского "Вишневого сада" с участием звезд отечественной сцены. Но окружающая реальность очень скоро внесла свои коррективы в бытие частного театра. И Трушкин отступил на позиции коммерческого репертуара и развлекательного спектакля - иначе не выжить. К тому же репутация Театра эстрады, где регулярно играются трушкинские спектакли, тоже располагает к зрелищам особого рода, не зацикленным на излишней интеллектуальности и беспрекословном серьезе. Вот такой компромисс, из которого и Трушкин, и Хазанов со временем научились извлекать выгоду и успех.

Но, вероятно, что-то все-таки не давало покоя по части не вполне реализованных творческих задатков. И пусть "Корсиканку", переименованную Трушкиным в "Морковку для императора", жанрово обозначили как "исторический анекдот", роль Наполеона, тем более периода Святой Елены, все же не вполне анекдотична и требует известного драматизма. И справедливости ради стоит отметить, что юбиляр Геннадий Хазанов оказался на своем месте, с задачей справился весьма успешно и попробовал явить публике какую-то иную грань своего таланта.

Лишь на одно мгновение, тщательно срежиссированное, он предстает перед зрителями в штампованно-хрестоматийном облике: треуголка, мундир, знаковая поза. Этакая ожившая картинка из музея. Но, действительно оживая, Наполеон - Хазанов тут же всячески избавляется от музейных штампов. Опальный император одет в простую белую рубаху и пребывает в столь же "непарадном" душевном состоянии. Он невесел, устал, меланхоличен, впрочем, все это не лишено достоинства: человеческого и императорского.

Наполеон - Хазанов почти не повышает голоса и не стремится "властвовать", даже если поведение немногочисленных подданных и противоречит любому известному этикету. Не слишком раздражается, но лишь устало отбивает очередные удары судьбы, скатившиеся на бытовой уровень: козы не доятся, куры не несутся, а парадный мундир выставлен на огород в качестве пугала и окончательно загажен птицами.

Впрочем, смирение и размеренность жизненного финала опального императора способна нарушить женщина по имени Жозефина (Мария Аронова), к тому же оказавшаяся корсиканкой, землячкой Наполеона. Завербованная многими антрепризами, Аронова, в отличие от Хазанова, новизной актерских откровений не блещет, укладываясь в штампы "бой-бабы". Не зря же ее героиня возведена императором в ранг генерала. Правда, этому Наполеону она нужна лишь как новый персонаж в монотонно тянущейся истории пребывания на острове Святой Елены, как случайный собеседник и отчасти зеркало, в которое тянет взглянуть, дабы увидеть не столько себя, сколько отражение результатов своих деяний. Для того самого "народа", представителем которого и является Жозефина - Аронова. В их бесконечных диалогах, темы которых скачут от кур до государственных свершений, Наполеон - Хазанов наконец-то будет оживать, избавляться от зимней спячки, азартно доказывать свою правоту, порой убеждаясь в обратном.

Эпизодическое присутствие на сцене других персонажей в этом действе мало что меняет, разве что добавляет комических красок, на которые Трушкин в этом спектаклей крайне скуп. Как весьма скупо и сценическое оформление Бориса Краснова - тяжелые металлические блоки-панели, видимо, намекающие на казематные условия жизни. Это красиво "сыграет" лишь в самом финале, когда блоки, изящно повернувшись, вдруг превратятся в паруса того корабля, что увезет Жозефину с острова.

А вот само действие, спроектированное Леонидом Трушкиным, на сей раз отчасти лишилось присущей режиссеру энергетики и сценического темперамента. Показалось, что Трушкин решительно шагнул прочь с проторенной развлекательной тропинки, что само по себе очень любопытно и ценно. Но другой дороги пока не обнаружил, заплутал в стилистической и атмосферной чаще. Любой спектакль Трушкина последних лет выполнен в броских режиссерских приемах, с массой трюков, вставных вокально-пластических номеров для качественного развлечения публики. В "Морковке для императора" остался лишь один подобный эпизод, когда Жозефина - Аронова учит Наполеона - Хазанова по-детски корчить рожи. А уж в этом им нет равных. У Наполеона, как известно, учился сам великий артист Тальма. Что уж говорить о Хазанове, признанном мастере комического жанра. Но до конца вытянуть психологические линии персонажей режиссеру все-таки не удалось. Он, кажется, полностью отдал их на откуп актерам. Когда они в ударе, все нормально. Но стоит чуть занервничать, спектакль тут же теряет воздух, как сдувшийся шарик.

Хотя, быть может, все это издержки юбилейных торжеств. Попробуйте-ка отрешиться от суеты, когда тебя рвут на части журналисты, а в зале полно друзей, коллег и "высоких гостей". Впрочем, помимо вышеназванных лиц, зал Театра эстрады до предела заполнила и обычная публика. А стойкие аншлаги в помещении на 1300 зрительских мест - не мечта ли его художественного руководителя? По крайней мере, она-то точно сбылась.

Театр Антона Чехова - ближайшие представления:


Забор 17.10.2019
УЖИН С ДУРАКОМ 18.10.2019
Все как у людей 20.10.2019
Спасатель 25.10.2019 12.10.2019
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100