Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Новое как хорошо припомненное старое

Премьера "Бориса Годунова" в Большом театре.

Режиссер Александр Сокуров, художник Юрий Купер, художник по костюмам Павел Каплевич и дирижер Александр Ведерников сочинили для Большого театра новую версию "Бориса Годунова" - оперы Мусоргского, которая до сих пор шла в знаменитой сценической редакции 1948 года Баратова-Федоровского, недавно даже отреставрированной и прошлым летом ставшей сенсацией на гастролях Большого в Лондоне.

Новый "Борис", во-первых, сделан для Новой сцены (впрочем, может и переехать). Во-вторых, основан на другой авторской версии, а именно версии 1871 года (первый вариант так называемой "второй" авторской редакции): с Польским актом, сценой у храма Василия Блаженного (где знаменитый диалог Бориса и Юродивого) и сценой смерти Бориса в качестве финала (народный бунт "Под Кромами" присочинен Мусоргским позже). В-третьих, новый "Борис" идет в авторской оркестровке, что принципиально, поскольку не перелицованная Римским-Корсаковым или Шостаковичем вторая редакция еще нигде у нас не шла.

Старое представление признано великим антиквариатом, новое анонсировано как современный спектакль для современной публики, рассказанный современным постановочным языком, хотя и без "осовременивания" сюжета.

Формулировка реализовалась неожиданно: Сокуров-Купер-Каплевич создали очень традиционный спектакль, в котором явственны следы Баратова-Федоровского. Особенно, конечно, для тех, кто видел старый спектакль недавно и с участием тех же исполнителей - Михаила Казакова-Бориса, Максима Пастера-Шуйского, Валерия Гильманова-Варлаама. Сокуров, впрочем, предупреждал, что ни полемизировать, ни конкурировать с легендой не собирается. Собирается продолжать. И продолжение теперь вызывает странное чувство. Словно лубочную картинку с чердака достали, пересняли, обработали в фотошопе или в чем-то еще, облагородили, искусственно состарили. Получился благородный алмаз. Эксклюзивные "пророщенные" ткани с нанесенным фоторисунком, а поверх него - реальные камни, вышивки, аппликации. Мягкие, многослойные, многодельные занавесы, трехмерная проекция, общая черно-серо-белая гамма и цвет (с золотом, серебром) - только на главных героях.

И такая же - словно чуть приглушенная, облагороженная - драматургия. Никаких новых смыслов, сильных концептуальных метафор. Только динамизированное действие (в опере остался один антракт, все плотно сложено, сцены перетекают одна в другую так, что Пимен начинает свой монолог еще в сцене Коронации и в процессе переходит в Келью). Чуть стройнее выставлены акценты (яснее центрирован образ Бориса, но и остальное не пропало). Мизансценирование - как аккуратно разбросанные виньетки: по кругу ходит хор в первом действии (против хода - Юродивый), насыщая сцену магией, и потом в рифму, как заведенный, ходит вокруг столба нервный Борис с боярами.

Некоторые мизансцены трогательны и выразительны: так Юродивый с мальчишками только играет, никто по-настоящему у него не отнимает копеечку, это он "юродствует", а Борис перед смертью буквально заталкивает на трон своего сына. Другие сцены выглядят натужнее. В Корчме у хозяйки (Оксана Корниевская) обнаруживается бессловесный "глухой мальчик" - вроде как сын-дурачок (миловидный образ хозяйки приобретает шероховатую, реалистическую нотку), но тем игра смыслов исчерпывается: сцена решена суетливо, и мальчика в итоге словно могло бы и не быть. А в Польском акте (единственном, где сильная, красивая сценография далеко уходит от традиционных прообразов) Марина у фонтана появляется с какими-то перьями, символизирующими, наверное, ее заносчивость, и, уговорив Гришку на бунт, надевает на него эти перья. Аляповато и надуманно. Можно и пропустить, но когда речь идет о современном спектакле, рассказанном современным языком, всегда мечтается о чистой в режиссерском отношении форме, совсем без грязных нот.

А на фоне сконструированного постановщиками мягкого традиционализма, ощущения чего-то уже виденного, узнаваемого, но чем-то непохожего, такие фальшивые ноты очень заметны.

Примерно так же, как странное, из ряда вон выпадающее пение Леонида Зимненко-Пимена на фоне очень приличного вокального ансамбля. Музыкальная часть в спектакле вообще очень сильно проработана: авторская оркестровка передана аккуратно, внимательно, сначала кажется скупой, потом постепенно начинает завораживать. Форма выстроена выразительно - второе действие, несмотря на контрасты, совершенно цельно, динамично, и негромкая кульминация в сцене смерти Бориса производит сильное впечатление.

Самые достойные вокальные и актерские работы первого состава - Михаил Казаков (Борис) и Максим Пастер (Шуйский). Оба играют в принципе то же, что играли около года назад в старом спектакле, но актерская партия Бориса как будто приглушена, ее экспрессия прорисована строже (хотя некоторые фрагменты рисунка остались просто теми же самыми - как смерть у трона), а партия Шуйского, наоборот, больше усилена. В реальности это противостояние двух персонажей оказывается в спектакле главным - еще и потому, что, например, Роман Муравицкий в партии Гришки вокально слабее, а, скажем, Марина Мнишек в исполнении Марианны Тарасовой, хотя и поет очень прилично, играет одномерный образ заносчивой манерной лгуньи.

Одна из главных ролей по Сокурову принадлежит в спектакле сыну Бориса - партию поет не меццо, как обычно, а мальчик (Святослав Гончаров). Драматургически это трогательно, но из-за музыкальных нюансов (голос приходится сильно подзвучивать, и он выпадает из баланса) придумка, как ни жаль, не вписывается в оперную органику. Линия отца и сына, про которую так много рассказывал режиссер, на сцене - только ход. Хотя мысли о ней, возможно, и придали партии самого Бориса строгость, а всей системе - мерную цельность.

Проблема (или особенность) спектакля ровно в этом - он движим подспудными силами, закадровой работой (оперная режиссура, в том числе хорошая, обычно зримее, крупнее). А результат, если не очень вглядываться, провоцирует играть в игру "найди десять отличий". Внимательный игрок найдет и больше, ленивый примет новое за старое.

Источник: Юлия Бедерова, Итоги, 30 апреля 2007 года.

Билеты в Большой театр - ближайшие представления:


Петрушка, Артефакт-сюита 18.12.2019 19.12.2019
Турок в Италии 19.12.2019 20.12.2019
ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА 20.12.2019 21.12.2019
Симфония до мажор, Парижское веселье 21.12.2019 22.12.2019
«Петя и волк» и другие музыкальные истории 22.12.2019 09.02.2020
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100