Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Самозванцу вставили перо

Большой театр показал нового "Бориса Годунова"

Самое интересное в новой постановке "Бориса Годунова" Большого театра - возможность послушать вторую авторскую редакцию оперы. Казалось бы, все многочисленные варианты "Бориса" - и авторские (их семь), и Римского-Корсакова, и Шостаковича - давным-давно выявлены, десятки раз поставлены, зафиксированы в аудио- и видеозаписях. Однако в Большом театре всегда шла редакция Римского-Корсакова, а нынешний вариант труппа главного театра страны никогда не исполняла. Теперь упущение ликвидировано.

Вторая авторская редакция Мусоргского отличается от привычной множеством тонких нюансов и в мелодическом отношении, и в оркестровке. Дирижер Александр Ведерников, старательно вникавший во все эти нюансы, реконструировавший вместе с музыковедом Евгением Левашевым утраченные такты, партитуру колокольных звонов, оркестровые штрихи и прочие профессиональные тонкости, с упоением подчеркивает эти отличия. Пожалуй, он увлекается даже чересчур. То, что в трактовке Ведерникова "Борис Годунов" лишается помпезности, хорошо: данная редакция к ней не располагает. Но вместе с тем уходит ощущение цельности композиции и масштаба сочинения. Как говорится, за деревьями не видно леса.

Однако темный лес в спектакле есть. Им оказалось оперное дело для режиссера Александра Сокурова и художников Юрия Купера (декорации) и Павла Каплевича (костюмы). На предварительной встрече с журналистами и в буклете спектакля они изрекли уйму замечательно интересных, разумных и уважительных суждений на исторические и театральные темы. Увы, сценический результат всего этого не отражает. Да и с какой бы стати, если Сокуров приступил к работе над спектаклем прежде, чем разобрался в базовых понятиях и в самой природе оперного театра. Его представления об устройстве этой области искусства имеют такое же отношение к реальности, как убеждения людей, утверждающих на основании собственных наблюдений, что Солнце вращается вокруг Земли. В начале своего почти двухчасового монолога на упомянутой встрече с прессой Сокуров сказал: "Композитор пишет просто музыку, а не спектакль создает. Здесь все начинается с ноты и для композитора все этим заканчивается".

Разумеется, не разбираться в чем-либо - само по себе не порок. Однако, не объяснив киномэтру, что музыка является оперной, а не концертной как раз тогда, когда предопределяет тот или иной тип театрального воплощения, для которого и создается (а режиссеры уж вольны следовать этой логике либо с ней спорить), с Сокуровым сыграли примерно ту же шутку, что с практикантом на заводе, которого просят принести "ведро трансмиссии" или "удлинить короткое замыкание".

В результате художественного решения пространства в спектакле не оказалось: только серые абрисы палат и соборов да люстра с канделябрами и буквально темный лес в польских сценах. Образов персонажей тоже не обнаружилось: действующие лица банально группируются по сцене, суетятся и выглядят раздражающе карикатурно. С какой стати Шинкарка (Оксана Корниевская) должна отплясывать как угорелая, в одиночестве ожидая прохожих? Какой такой невероятный подтекст в том, что во время конфиденциальных разговоров Бориса (Михаил Казаков) и Шуйского (Максим Пастер) об убийстве Димитрия палата царя превращается чуть ли не в проходной двор? Мамки, няньки, царевна с царевичем крадучись пробираются сюда, чтобы подслушать разговор, а царь и Шуйский делают вид, будто не замечают этого.

Зачем Марине Мнишек (Марианна Тарасова) принимать нелепые позы, пока Рангони поет ей "Красою своею плени Самозванца", если в ее ответном тексте значится: "Кляну твои речи лукавые", и эту фразу не худо было бы актерски оправдать? Кого хотели насмешить постановщики, выпустив Марину в сцене у фонтана с двумя огромными перьями-крыльями за спиной и заставив Рангони (Петр Мигунов) воткнуть эти перья в спину Самозванцу (Роман Муравицкий) в конце сцены?

Ответов на эти частные вопросы, равно как и на общие - что режиссер видит в истории Бориса Годунова и взгляде Мусоргского на нее, - не может быть в отсутствие внятной сценической концепции. А занятная фраза Сокурова о том, что "Борис Годунов" - история счастливых людей, добившихся того, чего они хотели", остается декларативной.

Источник: Ярослав Седов, Ведомости, 27 апреля 2007 года

Билеты в Большой театр - ближайшие представления:


Милосердие Тита 17.09.2019 18.09.2019
ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН 17.09.2019 18.09.2019
Один день Ивана Денисовича 21.09.2019 22.09.2019
ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО 21.09.2019 22.09.2019
Дон Жуан, или Наказанный развратник 26.09.2019 27.09.2019
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100