Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Первый смеховой

Вообще-то, названием "Тщетной предосторожности" мог быть рекламный слоган любой марки презервативов — толь­ко без упоминания СПИДа и гепатита С. Нет в этой истории ни любви, ни смерти, а только веселая весенняя похоть: мама прочит дочке богатого дурака, а под забором томится удалой де­ревенский кавалер; финал на сене, без экзистенциальных ­по­следствий и личных драм. На вопрос, легко ли быть молодым, ­прима и премьер отвечают легчайшими танцевальными каскадами.

Нынешний спектакль англичанин сэр Фредерик Аштон сочинил в начале 1960-х по мотивам старого французского балета 1789 года, который, впрочем, и весь XIX век был ошеломляюще попу­лярен во всем танцующем мире. По идее, "Тщетная" — это самый старый ­балет­ный текст, который еще скачут на сценах театров во всем мире.

Честности ради надо уточнить: в балете понятие "текст", мягко говоря, не священно. Это даже не как с одеждой, когда модный фасон появляется на подиуме в Париже, а через па­ру лет висит на вешалке посреди китайской барахолки. Если уж продолжать сравнение, то это как если бы к платью сперва пришили рукава, потом перекрасили целиком, потом отпороли рукава, потом отрезали ­подол, потом надставили подол, потом расширили книзу, но главное — все это время упор­но считали бы одним и тем же изделием. Такие уж в балете ­обычаи.

От исторической хореографии "Тщет­ной предосторожности" отпарывали дуэты на каблуках и пришивали пуанты, ставили танцы-заплаты и расшивали мимические сцены мелким бисером, причем в каждой стране по-своему. А в XX веке — под прессингом со стороны других искусств — все-таки сошлись на том, что у спектакля должен быть какой-нибудь один автор. "Тщетная предосторожность" была записана на имя Аштона, и больше ее не трогали — а если бы тронули сейчас, то получилось бы что-то вроде фильма Валерии Гай Германики.

Вместо этого аштоновскую версию ­бережно подкрашива­ют, штопают, пересыпают шариками нафталина: ее берегут, как то "бабушкино", которое, может, и рады бы носить, но уже разучились делать. Дело в том, что "Тщетная предосторожность" — очень смешной балет. Смеш­ной до физического удовольствия.

Когда вы в последний раз хотя бы улыбались в балете (если только это была не хореография Матса Эка или Ратманского)? Смеющегося человека я видела последний раз на "Баядерке" в Петербурге. Его насмешил сначала бутафорский слон, а потом девочки с игрушечными попугая­ми в руках (как вы ­по­нимаете, невозможно было с ним не заговорить; он приехал из Ростова, в балете первый раз — со второго балет уже заражает своей чертовской серьезностью). Я подозреваю, что изначальная французская версия "Тщетной" тоже была не то чтобы обхохочешься. И, похоже, Фредерик Аштон не зря получил право ­автор­ства и звание сэра. Он превратил "Тщетную" в совершенно бесстыжий капустник вроде монти-пайтоновского "Жития Брайана". Сделать его мог только англичанин.

Этот балет танцуют в Большом театре так редко, что упустить его сейчас — преступление. Тем более что это один из тех немногих балетов, который артистам Большого — от примы до ­рек­рутов кордебалета — удается просто превосходно. Стряхнув спесь, звания, обиды и амбиции, они там не просто играют и танцу­ют — они валяют дурака.

Источник: Юлия Яковлева, журнал "Афиша".
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100