Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Страсти по контрабасу

Вечерняя Москва, 10 июля 2000 года
Ольга Фукс
                                                           Страсти по контрабасу
П.Зюскинд. "Контрабас". Реж.Е.Невежина. "Сатирикон"
И приход Лужкова с Путиным (последний в окружении охраны пронесся по залу и скрылся в боковом выходе под всеобщий хохот, чтобы через минуту появиться на маленьком балкончике — ну нет в «Сатириконе» правительственных лож). И орден «За заслуги перед Отечеством». И пятьдесят тортов, один из которых был явно юбиляру по плечу. И умопомрачительный капустник. И рисунок Роберта Стуруа, и кукла от Валерия Фокина, и ящик одеколона от Олега Табакова, и многое-многое другое стало антуражем для того подарка, который Константин Райкин преподнес себе сам на юбилей, — премьеры моноспектакля «Контрабас».

Уже на уровне замысла такой выбор вызывает уважение. «Контрабас» Патрика Зюскинда, автора культового романа «Парфюмер», в Москве играл, кажется, только Влад Демченко из театра Симонова, да Петр Фоменко хотел поставить его с Валентином Гафтом. Эта пьеса для тех, кому уже нечего терять в плане массового театрального успеха, или же для тех, кто готов (и имеет право себе позволить) на оголтелый риск. Райкин, который несколько месяцев брал уроки игры на контрабасе в консерватории, — из числа последних.

«Контрабас» в первую очередь оценили музыканты: за тонкость наблюдений и точность суждений о музыке, композиторах и контрабасе — инструменте неудачников, «маленьких человеков» музыки. Начинается пьеса как интеллектуальный треп музыканта из Госоркестра, которому вздумалось под пивко посудачить об основе основ оркестра — контрабасе, о композиторах и дирижерах. Но вскользь брошенная фраза о молодой сопрано из оркестра, с которой он пока незнаком, постепенно разъедает эту болтовню, как раковая метастаза. И оказывается, что «Контрабас» — о любви. Об одиночестве. О клаустрофобии человека обеспеченного и застрахованного от любых катаклизмов, которая может оказаться пострашнее настоящих фобий. О жажде поступка — и неспособности его совершить. О фрейдистских комплексах с накалом шекспировских страстей. Об обостренном чувстве божественного — и невозможности его достичь. О человеке с талантом Сальери и мироощущением Моцарта.

Питер Брук как-то писал об артистах, которые «боятся крайностей. Наигрыш пуст, натурализм скучен, поэтому артист с умным видом болтается где-то посередине. Да, искра высекается посередине, но чтобы ее высечь, актер должен побывать на противоположных полюсах». Константин Райкин побывал на этих полюсах: например, «Записки из подполья», сделанные с Валерием Фокиным в «Современнике», куда он пришел после училища учиться психологическому театру, проигнорировав предложение более модной Таганки, — и эстрадный театр. Теперь он высекает искру. Он мешает театральные приемы — от эстрадных апарте (обращений) в зал до тончайших нюансов «жизни человеческого духа» — подобно герою ремарковских «Трех товарищей», который мешал ром с абсентом, чтобы основательно напиться. Ему тоже надо — «напиться». Напиться театром, который есть квинтэссенция жизни, в данном случае жизни потаенной, а значит, наиболее достоверной.

Его герой так обостренно чувствует музыку, что красота сопрановой арии причиняет ему реальную боль. Он ревнует к голосу тенора, который по соседству оказался на пленке. Судорожно ставит оперный шлягер, точно принимает обезболивающее. Издевается над несуразностью звучания сен-сансевского «Слона» для контрабаса и фортепиано, как над злейшим врагом. И, обезумев от смертельного яда одиночества и любви, плачет «на плече» у контрабаса, ласкает, точно женщину, его изгибы, дерево под грифом, фигурную прорезь в корпусе. Он задумывает прокричать о своей любви, сорвав престижную премьеру. Но нам, глазами провожающим его уход наверх по лестнице на взлете музыкальной фразы, очевидно, что он сегодня дисциплинированно отыграет премьеру, потом еще одну и еще. Пока однажды его не найдут с разорвавшимся сердцем (по крайней мере, Райкин так играет). Музыка — слишком завышенная планка, чтобы соизмерять с ней жизнь. Но по-другому он не может, не умеет.

Театр Сатирикон - ближайшие представления:


Глупости 30.01.2020 31.01.2020
МОЙ ПАПА - ПИТЕР ПЭН 02.02.2020 15.02.2020
Все оттенки голубого 03.02.2020 29.03.2020
ДОН ЖУАН 04.02.2020 13.02.2020
БЕСПРИДАННИЦА 05.02.2020 19.02.2020
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100