Билеты в театр, на концерт, шоу, в цирк — заказ и доставка билетов в Москве: +7 (495) 509-31-77
+7 (495) 509-31-77

Наталья Никитина

Что такое Театр Дождей на фоне большого театрального Петербурга? Маленький зал всего-то на 55 мест на первом этаже трехэтажного флигеля на Фонтанке, небольшая труппа. Спектакли играются, как правило, по субботам и воскресеньям. В репертуаре в основном пьесы русских и зарубежных классиков – “Чайка” и “Три сестры” А.П.Чехова, “Дом, где разбиваются сердца” Б.Шоу, “Эвридика” Ж.Ануя. Оформление спектаклей скромное и недорогое. Театр Дождей – театр небогатый. Особым вниманием критиков он тоже не избалован. Однако трудно найти в Петербурге другой такой театр, у которого были бы настолько верные и постоянные зрители, как у Театра Дождей. Зал здесь всегда полон, билеты на спектакли заказывают заранее, зрители ждут премьер.

Театр Дождей существует уже тринадцать лет. Коллектив его сложился давно. Все эти годы его возглавляет Наталья Никитина, наверное, последний романтик театрального Петербурга. В декабре этого года театр празднует двадцатилетний юбилей ее творческой деятельности.

“…я выросла в Ленкоме”

Театром “заболевают” с детства. Он становится первой и единственной любовью на всю жизнь. Хорошо, если счастливой.

Наталья Никитина родилась в Ленинграде 21 августа 1958 года. Понятие “призвания” для этого поколения было не пустым звуком. Однако редкие родители всерьез относились к театральным увлечениям своих детей. А избежать этого было трудно. Вспомним театральный Ленинград конца 60-х годов – начала 70-х: БДТ и Товстоногов, Театр имени Ленсовета и Владимиров, Малый театр и Падве, Театр Имени Комиссаржевской и Агамирзян, Ленком и Опорков. Все до единой премьеры становились событиями, театры владели умами. Опорковский Ленком был любимым театром Натальи Никитиной. Она шесть раз смотрела “Вестсайдскую историю”, “Зримую песню” – тоже шесть раз. На вопрос, – почему она поступила учиться именно в ЛИТМО, - Никитина отвечает честно: “Потому что он был напротив моего любимого театра”.

Как оказалось, выбор был сделан правильно. Жизнь ЛИТМО всегда была интересной не только в профессиональном плане. Выпускники института до сих пор вспоминают ежегодные фестивали “Весна в ЛИТМО”, к которым каждый факультет готовил свои вечера. Так в 1977 году состоялось знакомство Натальи Никитиной с Семеном Спиваком, тогда еще студентом Ленинградского Института Театра, Музыки и Кинематографии и уже ветераном Театра “Суббота”, ставившим факультетские вечера к очередному фестивалю.

В 1979 году произошли некоторые события, окончательно определившие судьбу Натальи Никитиной: ее первый приход на репетицию в Театр “Суббота” и знакомство с Ю.А.Смирновым-Несвицким, создателем и бессменным художественным руководителем этого интересного и своеобразного творческого коллектива.

Время “Субботы”

По словам самой Натальи Никитиной, в “Субботе” было огромное количество талантливых людей. Ю.А.Смирнов-Несвицкий создал уникальный коллектив, состоявший почти полностью из любителей, многие из которых впоследствии поступали на разные факультеты театрального института. Семен Спивак, ныне художественный руководитель Молодежного театра на Фонтанке, тоже начинал свой творческий путь в “Субботе”.

Итак, в 1979 году Наталья посмотрела один из самых известных спектаклей Театра “Суббота” “Пять углов”, и в этом же году ее “затащили на репетицию спектакля “Молодежная вечеринка”. Возможно, именно с этого дня в жизни Никитиной началась та цепь счастливых случайностей и совпадений, которой мог бы позавидовать любой человек. Ни в коем случае не хочу сказать, что она – обыкновенный везунчик, нет. Ей очень многое пришлось преодолеть. Но все же на ее пути в нужные моменты встречались необходимые ей люди, и сама она нередко оказывалась в нужном месте в нужное время.

На ту репетицию не пришел ни один гитарист, а без музыкального сопровождения репетиция срывалась. Наталья неплохо играла на гитаре, пела, сама писала песни. Гитара у нее была с собой.

Ю.А.Смирнов-Несвицкий в первую очередь стал использовать музыкальные способности Натальи, она вела музыкальное сопровождение на репетициях спектакля “Бремя страстей человеческих”, в котором потом получила небольшую роль. Но актриса Наталья Никитина так и не вышла на сцену. За пять дней до премьеры Смирнов-Несвицкий снял ее с роли. Сама она рассказывает об этом уже посмеиваясь: “Дома на кухне я могла сыграть все, что угодно. А вот на сцене – чудовищный зажим. Так и разбилась моя мечта об актерстве. И я нисколько об этом не жалею”.

На репетициях “Бремени…” у Никитиной впервые стали появляться режиссерские идеи, она поняла, что ей хочется не играть, ей хотелось самой ставить. Двадцатидвухлетняя студентка, без году неделя член “Субботы” заявила, что хочет ставить, ни много, ни мало, “Дракона” Е.Шварца. В театре были шокированы ее поведением. Право ставить самой надо было заслужить. “Ты сначала проработай с нами лет пять, потом восстанови хотя бы пару спектаклей – тогда мы подумаем, достойна ли ты самостоятельной постановки”, - сказали ей субботовские старики. Смирнов-Несвицкий же сразу задал вопрос: “А кто Дракон?” “Любой представитель тоталитарного режима, - ответила Наталья. – Гитлер, Сталин, кто угодно”. Вот теперь уже вопрос встал по-другому: а не исключить ли Никитину вообще? Исключать Никитину не стали. Деятельность ее в “Субботе” на некоторое время приостановилась по другой причине: в 1981 году у Натальи родилась дочь Настя.

Лирическое отступление

В Театре Дождей молодые актеры и студийцы выпускают забавный и славный журнальчик “Крыска ТД”. В журнале есть страничка режиссера. Вот небольшая цитата из №2 за 1999 год:

“Вы – наши дети. То хорошее, что есть в вас – в этом и наша заслуга. Это вы увидели на сцене. То плохое, что есть в вас – это и наша вина. Это вы узнали за сценой…”

Первые шаги

Рождение дочери прервало учебу и работу в “Субботе”. Около года Наталья провела дома, растила Настю. Она не ушла из института, хотя около года назад у нее было желание оставить ЛИТМО и попробовать поступить в институт культуры. Правильно это было или нет – сейчас уже трудно сказать. Не всегда наличие диплома говорит и о наличии режиссерского дарования. Профессионального режиссерского образования у Натальи Никитиной нет. А свой авторский театр – есть.

Как сложилась бы ее дальнейшая жизнь, неизвестно, если бы в 1982 году из “Субботы” не ушла довольно большая команда. Ю.А.Смирнов-Несвицкий позвонил Наталье домой и предложил вернуться в театр, чтобы играть и ставить самой.

Первой режиссерской работой Натальи Никитиной стало восстановление спектакля “Пять углов”. Первое представление восстановленного спектакля состоялось в конце 1982 года. Этот год Наталья считает началом своей самостоятельной творческой деятельности.

В сезоне 1983-84 года восстановила один из первых спектаклей Театра “Суббота” “Театрализованный круг”, а в следующем сезоне – “Бремя страстей человеческих”. Так были соблюдены правила театра.

Наконец, в сезоне 1985-86 года Наталья Никитина поставила свой первый самостоятельный спектакль – “Чайку” по пьесе А.П.Чехова. Этот спектакль и по сей день идет в Театре Дождей, пользуется неизменным успехом у зрителей, особенно у молодежи, а прошло уже 17 лет со дня премьеры! С постановкой “Чайки” начала складываться никитинская команда: Елена Сапронова играла Аркадину на премьере, играет ее и сейчас. Анатолий Рычагов и Зоя Филиппова по сей день играют в Театре Дождей. Трудно назвать спектакль, который бы не рассыпался за такой долгий срок. Однако не рассыпалась же никитинская “Чайка”! Видимо режиссура Натальи Никитиной, пропагандируемые ею всю ее творческую жизнь принципы психологического театра, меньше подвержены старению, чем принципы театра формы.

“Театр образов – это не мой театр, - сказала она в одной приватной беседе. – Мне неинтересно разгадывать ребусы. Мне интересно прожить как можно больше жизней”.

После самостоятельной постановки Никитиной снова пришлось заняться восстановлением старого спектакля, теперь это был один из лучших спектаклей “Субботы”, знаменитый когда-то не менее чем “Пять углов”, “Окна, улицы, подворотни”. Смирнов-Несвицкий внимательно следил за работой Никитиной, присутствовал на генеральной репетиции.

В сезоне 1987-88 года состоялась премьера самого, пожалуй, известного спектакля Никитиной – “Дом, который построил Свифт” по пьесе Григория Горина.

В 1989 году состоялись первые зарубежные гастроли Театра “Суббота”. В мае четыре спектакля увидели болгарские зрители, в том числе и “Дом, который построил Свифт”, а в сентябре в Англии была показана “Чайка”.

В октябре 1989 года Наталья Никитина ушла из Театра “Суббота”. Вместе с ней театр покинули двадцать пять человек.

Почва под ногами и крыша над головой

Два медведя не уживаются в одной берлоге. Два режиссера практически никогда не уживаются в одном театре. История театра знает редкие исключения из этого правила. Ситуация в “Субботе” исключением не стала. Винить в этом никого нельзя, как нельзя винить родителей, которые не всегда могут ужиться с взрослыми детьми. Наталья Никитина выросла. Она переросла студийные правила и традиции “Субботы”, у нее сложились свои собственные творческие принципы и взгляды на жизнь. Она стала совершенно по-своему работать с актерами, требуя от них глубокого проникновения в психологию героев. Ей стала нужна большая драматургия. Ей стала нужна самостоятельность.

А после постановки “Дома, который построил Свифт” она в “Субботе” не поставила больше ни одного спектакля. Ни одна причина не называлась вслух. Пожалуй, не стоит и домысливать. Уход из “Субботы” Никитина и ее команда готовили почти два года, готовили осторожно и деликатно, чтобы не обескровить театр. Актеры из ее команды по возможности старались не играть в субботовских спектаклях и не участвовали в новых постановках. Из совета театра вышли те ветераны, которые собирались уходить вместе с ней.

За независимость всегда приходится платить. Команда Никитиной оказалась на улице. Начались скитания по разным помещениям. Какое-то время Наталья была вынуждена работать на полставки в ДК Урицкого, за что получила возможность три дня в неделю занимать помещение Красного уголка на 11-ой линии Васильевского острова. Помещение было маленьким и совершенно неприспособленным для репетиций. Возможности ставить что-то новое не было, и Наталья вместе с актерами занималась движением и сценической речью, чтобы команда не потеряла форму. В этот период судьба свела Наталью Никитину и Ирину Исаеву, которая впоследствии несколько лет проработала вместе с Никитиной, помогла команде обрести крышу над головой и стала первым директором Театра Дождей. Исаева познакомила Наталью Никитину с очень незаурядным человеком – Генриэттой Михайловной Клеман-Орлеанской, директором театра “Глобус”. И вот что получилось. У Никитиной была команда, но не было юридического статуса. У Клеман-Орлеанской был юридический статус, но не было команды. Не судьба ли это?

Генриэтта Михайловна была человеком деятельным. Она решила главную задачу – нашла для театра помещение Красного уголка на набережной Фонтанки в доме 130. В этом же помещении в то время находился избирательный участок и офис организации “Демократическая Россия”. Распоряжался помещением КОС – Комитет общественного самоуправления. Театр впустили в помещение с условием: срочно подготовить и показать новогодний спектакль для детей! В распоряжении театра была только одна детская пьеса – “Тик-так, тик-так, время – это не пустяк”, написанная самой Г.М.Клеман-Орлеанской. Премьера состоялась 7 января 1990 года. В этот же день на свет появился Театр Дождей.

Лирическое отступление

“…сидели мы у Сашки Василевского, мучались над названием театра и решили посмотреть пластинки. Первой оказалась пластинка группы “Тамбурин”, а Василевский там как раз играл на бас-гитаре. Он стал читать названия: одно, другое, о! Дождь! Все сказали: Стоп. “Театр “Дождь”… Нет, лучше “Театр Дождей”. Так это и родилось. Без всяких трактовок. Вот так…”

Нужные люди в нужный момент

Наталья Никитина неоднократно признавалась в том, что Театру Дождей везло. В нужный момент рядом оказывались нужные люди, с чьей помощью театр смог выжить во времена законодательной и организационной неразберихи.

У Ирины Исаевой, которая, по сути, выполняла обязанности директора театра, было то же качество – появляться в нужное время в нужном месте, да еще и заводить нужный разговор. Когда из КОСа в театр был направлен для контроля полковник в отставке, кандидат в депутаты Ю.И.Гончаров, Исаева стала его доверенным лицом от театра. Гончаров победил на выборах, а позже стал председателем райсовета. С его помощью в 1991 году было зарегистрировано ТОО ТЦ “Театр Дождей”.

В репертуаре театра к этому времени были “Чайка” и “Дом, который построил Свифт”, спектакли, поставленные Никитиной еще в Театре “Суббота”, и новый спектакль – “Последняя женщина сеньора Хуана”, поставленный в 1990 году. 5 мая 1991 года состоялась премьера спектакля “Три сестры”. Около года ТОО ТЦ “Театр Дождей” существовал вполне благополучно в материальном отношении. Деятельность, которую вел коммерческий отдел ТОО, позволила сшить новые костюмы для спектакля “Дом, который построил Свифт”, заказать специально костюмы для “Трех сестер”. В 1992 году Никитина поставила еще один спектакль, настоящий гимн романтикам – “Продавец дождя” по пьесе Ричарда Нэша.

Город начал проявлять интерес к театру. В марте 1992 года на фестивале “Назад к Чехову”, где Театр Дождей представил спектакль “Три сестры”, Наталья Никитина получила приз за лучшую режиссуру, а Елена Сапронова была награждена первым призом за исполнение роли Ольги. В октябре этого же года на Втором фестивале театров-студий Наталья Никитина получила еще одну высшую награду за режиссуру, на этот раз за спектакль “Продавец дождя”, а Владимир Голоунин был награжден за лучшее музыкальное оформление. В декабре 1992 года на Международном фестивале “Зимний Авиньон” был с успехом показан “Дом, который построил Свифт”, Александр Маков был награжден за лучшую мужскую роль второго плана (Некто), а Наталья Никитина получила диплом “За самоотверженность и преданность выбранному пути”.

В этот период у Театра Дождей появились друзья и в среде театральных критиков. Благожелательные отзывы Е.Марковой, Г.Коваленко, Т.Шах-Азизовой, А.Платунова безусловно поддержали коллектив театра. С особой благодарностью Наталья Никитина вспоминает Л.Попова, по-настоящему любившего Театр Дождей и много писавшего о его постановках.

В 1993 году Театр Дождей стал героем телепередач. Весной 1993 года в передаче “Артобстрел” на РТР театру было уделено немалое внимание, позже “Театральный бинокль” отвел Театру Дождей 30 минут эфирного времени.

В марте 1993 года по телевидению показали “Трех сестер”, а в мае этот же спектакль свозили на Чеховский фестиваль в Таганрог. Зрители приняли спектакль неплохо, а вот критика на этот раз отнеслась к нему прохладно.

Летом 1993 года перед театром снова встала проблема: как жить дальше? ТОО ТЦ оказался на грани закрытия, финансирование деятельности театра прекратилось. Никитина предприняла попытку организовать муниципальный театр при районном совете. Были подготовлены и согласованы все необходимые документы, получены все разрешения. Оставалось только зарегистрировать театр. Но в октябре райсоветы были ликвидированы, и театр лишился учредителя, так и не открывшись.

“Вот в такой ситуации, естественно в совершенно отчаянном настроении, я зашла в Молодежный театр к Спиваку, сейчас даже не вспомню зачем. И на вопрос “как дела?” описала ситуацию, в которой мы оказались”. Так рассказывала Никитина.

Выступая на ежегодном худсовете Семен Яковлевич сказал: “Гибнет Театр Дождей. Надо что-то сделать”. Так возникла идея Экспериментальной сцены Молодежного театра на Фонтанке. С помощью Спивака были быстро собраны письма от актеров, письмо от Союза Театральных Деятелей в поддержку Театра Дождей, был увеличен штат Молодежного театра, подписан Приказ Комитета по культуре“О создании на базе Театра Дождей Экспериментальной сцены Молодежного театра”.

В этом статусе Театр Дождей существует с 1994 года по сей день, имея в штатном расписании 17 ставок, из них 6 актерских, сохранив помещение на Фонтанке, 130.

Лирическое отступление

“…работа критика – это тоже творчество. Он через язык передает, расшифровывает то, что увидел. А у нас нечего расшифровывать. Попробуй, перескажи жизнь! А мне интересно показать именно жизнь человеческого духа в максимальной органике. Причем не в ритме жизни, а в ритме сцены…”

Другая половина города

Возможно, теперь уместно было бы вспомнить “…хорошо знакомого всей Москве конферансье Жоржа Бенгальского”:

“Как-то на днях встречаю я приятеля и говорю ему: “Отчего не заходишь к нам? Вчера у нас была половина города”. А он мне отвечает: “А я живу на другой половине!”

Кто может ответить на вопрос: почему после усиленного внимания в начале 90-х Театр Дождей оказался на одной половине города, а уважаемая петербургская критика – на другой? Уже было упомянуто прохладное отношение мастеров слова к выступлению Театра Дождей на фестивале в Таганроге. Трудно сказать, с этого ли момента началась информационная блокада театра, или это произошло позже. Но, пожалуй, именно с середины 90-х сложилась абсурдная ситуация: театр есть, но его как бы и нет. Критики пишут о театре мало и неохотно.

За последние восемь лет в Театре Дождей были поставлены шесть спектаклей: “Опасный поворот” Дж.Б.Пристли, “Снежную королеву” Е.Шварца, “Эвридику” Ж.Ануя, “Дом, где разбиваются сердца” Б.Шоу и “Rag Dolly” У.Гибсона – все в постановке Натальи Никитиной, и “Ехай” Н.Садур в постановке Владимира Кутейникова. Сейчас Никитина работает над “Поминальной молитвой” по пьесе Г.Горина и надеется показать премьеру весной 2003 года. Ранее поставленные спектакли по-прежнему собирают полный зал. Зрители заказывают билеты за месяц до представления. Посещение спектаклей Театра Дождей включено в учебную программу не самых худших школ Петербурга. Театр уже не первый год совместно с Университетом Педагогического мастерства проводит семинары “Театральное пространство Санкт-Петербурга”. Это в одной половине города. Есть и другая половина, которая обходит существование Театра Дождей молчанием, которое можно было бы назвать несколько высокомерным, если бы данная статья преследовала иные цели. Хотелось бы только сказать, что все же стоит снова обратить внимание на театральный коллектив, который пользуется несомненной популярностью у питерской молодежи, в который родители – постоянные зрители театра – приводят своих детей, а дети приводят родителей.

В чем же секрет такой притягательности Театра Дождей для его зрителей? Пожалуй, здесь уместно процитировать реплику из спектакля “Последняя женщина сеньора Хуана”: “Протяни холодную руку к холодной руке, и возникнет пламя, у которого можно согреться”… В спектаклях, созданных Натальей Никитиной, в спектаклях которые актеры театра играют всей своей душой, рождается жизнь, в которую вовлекается зритель, а, проживая еще одну жизнь, расширяет так и свою. В этом Никитина, создатель спектакля, видит суть психологического театра.

Театр Дождей – театр крупного плана, в нем недопустима фальшь. Может быть слишком смелым было бы утверждать, что Наталья Никитина создала свою собственную актерскую школу, но лучшие традиции русского психологического театра стали, благодаря ей, традициями Театра Дождей.



Лирическое отступление

“…я считаю, что я плохо владею формой, поэтому мне очень нужен художник. А я могу наполнить форму жизнью…”



Самое важное…

Всегда интересно знать – какое же свое детище режиссер считает самым лучшим? Лучшим Наталья Никитина считает “Дом, который построил Свифт”, поставленный ею еще в Театре “Суббота”. Сейчас в Театре Дождей играют вторую редакцию спектакля – редакцию 1997 года. Спектакль отличает интереснейшее пластическое решение, выразительные музыкальные темы, лаконичное и очень точное оформление. Но главное в нем для Натальи Никитиной – осуществленная возможность отразить множество линий взаимоотношения человека с миром. И эту задачу талантливо и тонко выполняют актеры театра.

Ну а какой же спектакль самый любимый? Наталья Никитина отвечает на этот вопрос так: “Мой самый любимый спектакль – “Три сестры”. В этой пьесе больше всего близких мне людей, близких своим отношением к миру”.

Наталье Никитиной очень близка тема интеллигенции и ее проблем, тема социальной совести, страданий человека из-за несовершенства мира. Наверное, поэтому ей так близок Чехов и его герои. Главные темы спектаклей Театра Дождей - это темы совести, морали, жизни человеческой души.

Сейчас не очень модно говорить о единомышленниках. Это слово почему-то вызывает иронические улыбки, насмешливые реплики: “…ну-ну, песни хором у костра…” Однако, если вспомнить то чувство, которое возникало у многих возле этого самого осмеянного костра, нельзя не признаться самим себе, что это было ощущение счастья, ощущение единства близких друг другу людей. Коллектив Театра Дождей – это тот самый коллектив единомышленников, который не думает одинаково, а думает об одном. Многие актеры прошли долгий и трудный путь вместе со своим режиссером. Это Елена Сапронова и Анатолий Рычагов, Александр Маков и Александр Иванов, Наталья Марус и Любовь Абрамова, Денис Аксенов (Ксю-ха) и Олег Петров (Сэм). Состоялись два выпуска Студии Театра Дождей, в коллектив пришли интересные молодые актеры. Сейчас в труппе театра много молодежи из “Школы русской драмы” И.О.Горбачева. Свои роли успешно играют Ксения Розова и Илья Божко, Антон Пулит (Том) и братья Авдеевы. Нельзя не отметить Анастасию Тилину – исполнительницу ролей Нины в “Чайке” и Элли в “Доме, где разбиваются сердца”.

Здесь перечислено немало актеров, а при этом, неплохо было бы вспомнить о том, что в Театре Дождей по-прежнему всего лишь шесть актерских ставок. А театр живет, играет спектакли при полном зале и давно уже вырос из детского платьица, в котором вынужден существовать долгие годы.
Подпишитесь на рассылку:
Давайте дружить
Как нас найти
+7 (495) 509-31-77
Москва, 2-ой Колобовский переулок, д. 9/2 м. Цветной бульвар
   Rambler's Top100